18.11.2021

О китайском испытании 27 июля

17 ноября заместитель председателя Объединенного комитета начальников штабов Вооруженных сил США генерал Джон Хайтен (John Hyten) в интервью телеканалу CBS привел некоторые детали испытания, проведенного в КНР 27 июля 2021 г.

«Они запустили ракету дальнего действия, – сказал генерал Хайтен. – Она облетела вокруг света, [и] сбросила гиперзвуковой планирующий аппарат, который планировал весь путь до Китая и ударил по цели в Китае».

На вопрос о том, попал ли аппарат в цель, Хайтен ответил: «Достаточно близко».

Будучи спрошен, можно ли сравнить китайское испытание с запуском Спутника [в 1957 г.], Хайтен ответил: «С точки зрения техники оно весьма впечатляет… Но спутник создал в США чувство острой необходимости [ответить]… Испытание 27 июля не создало такого ощущения, хотя я считаю, что должно было».

История эта началась 26 июля, когда Китай выдал удивительную серию уведомлений о закрытии определенных районов для полетов авиации. Два уведомления описывали два района на запад от Центра космических запусков Тайюань, а еще два – на юг. Все четыре были заявлены на 27 июля на два временных интервала сразу: с 00:53 до 01:33 и с 08:03 до 08:43 UTC. (Для двух более удаленных районов правые границы интервалов были немного «правее», чем для ближних, но это несущественно.) Южная пара вполне подходила для пуска с выведением спутника на солнечно-синхронную орбиту. Западная прекрасно ложилась на траекторию полета с Тайюаня до района падения Миньфэн (Ния) на южной окраине пустыни Такла-Макан. Но зачем каждую трассу объявлять на оба интервала времени? Все-таки логично думать, что одна ракета в один из двух интервалов пойдет на запад, а другая на юг…
 
Расположение районов, закрывавшихся для полетов 27 июля 2021 г. (https://twitter.com/NextLaunch)

И был еще непонятный пятый заявленный район в провинции Цинхай, для которого было указано сразу четыре интервала времени, на 70 минут каждый: с 23:55 до 01:05, с 02:43 до 03:53, с 07:10 до 08:20 и с 09:50 до 11:00 UTC. Второй и четвертый начинались через 1 час 50 мин и 1 час 47 мин соответственно после начала интервалов по четырем понятным районам. Это можно было бы интерпретировать как зону возвращения после одного витка, если бы не одно «но»: за 1 час 50 мин Земля повернется на 27.5° в восточном направлении, а пятый район лежал лишь в 12.5° к западу от южной трассы.

27 июля настало и прошло, уведомления снялись по времени. Не было сообщений о пуске ракеты в пустыню Такла-Макан, ни официальных, ни от очевидцев. Не было нового спутника на орбите или информации об аварийном старте. Ни-че-го.

Прошло три месяца, и 16 октября Financial Times разродилась сенсационной статьей: оказывается, Китай испытал ракету с гиперзвуковой планирующей головной частью, способной нести ядерный заряд, которая обогнула в приземном космосе весь земной шар, а затем направилась к цели, но промахнулась примерно на 30 км. Тем не менее было продемонстрировано передовое космическое средство, причем американскую разведку это испытание застало врасплох. Двое собеседников авторов статьи заявили, что испытание свидетельствует о большом прогрессе Китая в гиперзвуковом оружии, и что Китай продвинулся значительно дальше, чем считали американские должностные лица. Еще один добавил: «Мы понятия не имеем, как они сделали это».

Financial Times напомнила, что в сентябре министр ВВС США Фрэнк Кендалл (Frank Kendall) назвал в числе новых китайских разработок аналог советской системы частично-орбитального бомбометания FOBS (Fractional Orbital Bombardment System). Последняя включала специализированную ракету Р-36орб на базе тяжелой МБР и орбитальную головную часть, которая выходила на орбиту и затем сводилась с нее в точке, обеспечивающей спуск в район цели. В период ее создания США не имели средств предупреждения вдоль южной границы, так что внезапная атака с неполного витка через Южный полюс имела бы смысл. Сейчас, с пополнением наземного и с созданием космического эшелона средств ПРН внезапность вряд ли возможна, но уничтожить средствами ПРО маневрирующую гиперзвуковую боевую часть крайне трудно.

Financial Times не назвала точную дату испытаний, но со ссылкой на «неназванное должностное лицо в области национальной безопасности» откуда-то из Азии (скорее всего, с Тайваня) сообщила, что это произошло в августе. В качестве носителя, сказали ее источники, использовалась ракета семейства «Великий поход», а боевой гиперзвуковой блок разработали в Китайской исследовательской технической академии космической аэродинамики CAAA (中国航天空气动力技术研究院, China Academy of Aerospace Aerodynamics).

Отметим, что академия CAAA была основана в 1956 году Цянь Сюэсэнем и в течение многих десятилетий называлась 11-м институтом, а свое нынешнее имя получила в 2004 г. Академия входит в состав Китайской корпорации космической науки и техники и включает 11-й департамент общего проектирования и четыре исследовательских центра, занятых теорией и исследованиями в области аэродинамики и смежных отраслях, испытаниями на 25 экспериментальных установках, строительством и эксплуатацией таких средств, а также научно-технической информацией. Местонахождение фирмы – Юньган, район Фэнтай, Пекин.

В качестве вероятного носителя Financial Times назвала ракету CZ-2C, которая 19 июля, по данным ее разработчика, академии CALT, была запущена в 77-й раз, а 24 августа, опять же по официальному сообщению CALT – в 79-й. Логично было предположить, что 78-й старт между указанными датами и был посвящен испытаниям глобального гиперзвукового аппарата.

Следует заметить, что CALT использует даже не двойную, а тройную бухгалтерию по части пусков CZ-2C. За основу для нумерации стартов может быть взят самый первый, аварийный пуск ракеты-прототипа CZ-2, состоявшийся 5 ноября 1974 г., или ее первый успешный пуск 26 ноября 1975 г., или первый пуск «настоящей» CZ-2C 9 сентября 1982 г. В первом случае считаются все старты, орбитальные и неорбитальные; именно этот вид нумерации приводит Financial Times. Во втором и третьем случае учитываются только орбитальные пуски.

Кто решает, какую именно версию использовать, неизвестно, но применяются они вперемешку и беспорядочно, что порождает феерические результаты. Так, космический пуск 18 июня 2021 г. в одних СМИ был назван 76-м, а в других 56-м. Что же касается 53-го орбитального пуска, то он был объявлен дважды – 29 октября 2018 г. и 11 июня 2020 г.

На протяжении 2021 г. использовалась первая система нумерации – были последовательно объявлены 75-й, 76-й, 77-й ( https://novosti-kosmonavtiki.ru/articles/80699.html ) и 79-й ( https://novosti-kosmonavtiki.ru/articles/81089.html ) старты CZ-2C, а вот после пуска 3 ноября 2021 г. не был назван никакой номер вообще.

Интересно также отметить, что необъявленные пуски с Тайюаня аккуратно отмечаются на «досках почета» на его стартовых комплексах. На пусковой установке №7 неорбитальные пуски обозначены ракетками золотистого цвета, в то время как орбитальные – серебристого. На ПУ №9 такой цветовой дифференциации не замечено, но число ракет по годам не бьется с числом объявленных орбитальных стартов: по одному лишнему пуску в 2010, 2011 и 2012 гг., по два – в 2016, 2019 и 2020 гг.

Пусковая установка LC-7, летопись пусков по состоянию на 7 октября 2015 г.
Пусковая установка LC-9, летопись пусков по состоянию на 3 июля 2021 г.

Китай мог бы, наверно, вежливо проигнорировать статью Financial Times, но предпочел дать опровержение. Отвечая 18 октября на соответствующий вопрос одного из иностранных корреспондентов, спикер китайского МИДа Чжао Лицзянь (赵立坚) заявил, что в действительности имел место рутинный тест космического аппарата для испытаний многоразовых технологий с целью снижения стоимости космических полетов и что такие испытания проводят многие компании мира. Перед возвращением этого КА, сказал Чжао Лицзянь, был отделен некий обеспечивающий отсек, который сгорел в атмосфере с падением обломков в море. (Существует два варианта записи его ответа: в одном говорится 落于东海海域, то есть с падением в Восточно-Китайское море, в другом говорится 落于公海海域. Разница в один иероглиф, читаются почти одинаково, дун и гун, но во втором случае падение просто в открытое море, без географической привязки.)

На просьбу уточнить, когда имело место испытание, китайский МИД ответил: в июле. После этого стало вообще непонятно, об одном ли и том же событии писала Financial Timers и говорил товарищ Чжао. Интрига сохранялась еще месяц, пока генерал Хайтен не назвал точную и вполне логичную дату.

Фигурирующий в этой версии гиперзвуковой аппарат снимает противоречие, связанное со слишком восточным положением пятого закрытого района: логично думать, что при спуске с аэродинамическим качеством вполне возможно уйти на 1000 км вбок от трассы орбитального полета. Во всяком случае, для орбитальной ступени системы Space Shuttle назывались как раз такие величины бокового маневра перед посадкой.

Остается, однако, еще два вопроса, на которые у Хайтена нет четкого ответа. Какую долю витка этот аппарат прошел в баллистическом режиме, после отделения от второй ступени носителя, а какую – в планирующем со скоростью M=5? Был ли он выведен на орбиту с последующим сходом до завершения первого витка, или же изначально находился на суборбитальной траектории?

Во всяком случае, он не был зарегистрирован американцами в качестве орбитального объекта.

Дополнение: 21 ноября Financial Times добавила к описанию испытаний 27 июля новую любопытную деталь. Оказывается, уже на этапе планирующего полета в атмосфере над Южно-Китайским морем со скоростью около M=5 китайский гиперзвуковой аппарат отделил некий объект, который одни эксперты идентифицировали как ракету класса «воздух – воздух», а другие – как ложную цель для введения в заблуждение средств ПРО. Объект этот, сам по себе не имевший явной цели, упал затем в воду. Тем не менее эксперты сошлись во мнении о том, что такое сделано впервые в мире и что пуск ракеты с гиперзвукового аппарата является исключительно сложной технической задачей.

Хотя Financial Times и отвергает данные ранее объяснения китайской стороны, следует отметить, что об отделении «обеспечивающего отсека» и падении его в море МИД КНР заявил еще 18 октября. Таким образом, китайская версия событий хотя и выглядела сомнительно с точки зрения целей испытания, была изначально более точной фактически, чем американская.

В свете перекрестного подтверждения отделения и падения в море объекта на подлете основного изделия к цели еще раз встает вопрос, по какой трассе осуществлялся пуск. Нам представляется, что это обстоятельство исключает южный вариант – к концу первого витка траектория полета слишком сильно отклонилась бы к западу, чтобы гиперзвуковой аппарат прошел над любым из омывающих территорию Китая морей.

Западный вариант выглядит намного более разумно. Вне зависимости от того, выводился ли гиперзвуковой аппарат на низкую орбиту наклонением 139-140° или был отделен на восходящем участке суборбитальной траектории, он прошел в космосе над странами Средней Азии, Ближнего Востока и Африки, пересек Атлантику, прошел над Южной Америкой (включая, между прочим, арендуемую Китаем наземную станцию Сантъяго в Чили), Тихим океаном и вернулся к берегам Китая с востока. И чтобы избежать политических осложнений, достаточно было уже на атмосферном участке обойти Тайвань с севера или с юга, на выбор. 

Автор: Liss

Поделиться в соц. сетях
498