Страницы: Пред. 1 2 3 4 5 6 ... 11 След.
RSS
РТ-1, РТ-1-63, РТ-15, РТ-2, РТ-2П
 
Цитата
Цитата
Р.S. Хотя на такую девушку, согласитесь тоже можно обратить внимание.
Да, но РТ-1 интереснее :wink:
Дааа узнаю хозяина кота  Периастра! :) :) :)
 
http://www.biograph.ru/goldfund/iskra.htm
Цитата
В начале 1950-х годов, после появления первой американской межконтинентальной твердотопливной ракеты, вопрос о создании отечественной школы и производственной базы строительства ракетных двигателей, работающих на твердом топливе (РДТТ), становится приоритетным в развитии ракетно-космической отрасли в СССР. Этой тематикой занимаются С.П. Королев и М.К. Янгель. Идет поиск заводов, способных выпускать новые ракеты. Королев посещает знаменитый Мотовилихинский завод в Перми (тогда город Молотов).

26 декабря 1955 года Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР на СКБ-172 артиллерийского вооружения пермского машиностроительного завода имени В.И. Ленина (ранее имени В.М. Молотова, ныне – АО «Мотовилихинские заводы») возложены работы по созданию образцов ракетной техники. Первым Главным конструктором СКБ-172 стал известный конструктор артиллерийских систем Михаил Юрьевич Цирульников.

В короткие сроки необходимо было:
организовать крупное специализированное конструкторское бюро;
создать мощную производственную и опытно-экспериментальную базы, оснащенные современным оборудованием;
организовать комплекс испытаний и выпуск опытных образцов и партий разрабатываемых изделий;
организовать проведение проектно-поисковых, прикладных научно-исследовательских и экспериментальных работ;
организовать подготовку производства, разработать и освоить новые технологические приемы и методы.

Неотложной задачей являлась также подготовка квалифицированных инженерно-технических кадров: конструкторов, технологов, исследователей, испытателей, работников производственных служб.

С 1956 года началось увеличение численности конструкторского бюро за счет комплектования его молодыми специалистами. В 1956–1958 годах конструкторское бюро пополнилось выпускниками Ленинградского военно-механического института (О.С. Думин, Л.Н. Лавров, Е.Н. Григорьев, Б.И. Будник, Л.Н. Поляков, Э.Б. Андреев, И.Т. Турков, В.И. Сибиряков, В.И. Огорелый, В.В. Муравьев, Г.И. Михайлова, Б.Н. Соколов, А.Л. Казаринов, Н.Л. Поломских, М.И. Соколовский, В.М. Сотников, И.Н. Катков, В.Н. Чистяков, А.Н. Косых, В.А. Бадьин) и Казанского авиационного института (Б.Г. Мозеров, В.А. Поликарпов, С.Я. Савельев, А.И. Мерзликин, Н.Н. Мерзликина, Т.С. Холстинина). В дальнейшем, начиная с 1963 года, ряды инженерных кадров пополнялись в основном выпускниками Пермского политехнического института. Конструкторское бюро начало превращаться в самостоятельную творческую организацию.

В СКБ-172 М.Ю. Цирульников работал с 1942 года. Осужденный в 1938 году как враг народа, работавший в Особом конструкторском бюро при управлении НКВД Ленинградского округа – известной «шарашке» в Крестах, в Перми в годы войны он стал главным конструктором, сделавшим и поставившим на вооружение 45-мм противотанковую пушку – знаменитую «сорокапятку». В 1943 году Михаил Цирульников досрочно освобожден по ходатайству наркома вооружения Д.Ф. Устинова, с которым был знаком лично по работе на заводе. После войны вернулся в Пермь, где работал сначала главным инженером завода имени Ленина, затем главным конструктором СКБ-172.

С момента создания СКБ-172 сразу же оказалось под пристальным вниманием всех главных конструкторов страны – С.П. Королева, М.К. Янгеля, В.Ф. Уткина, В.П. Макеева. С.П. Коро-лев, возглавлявший разработку серии твердотопливных ракет 8К96, 8К97, 8К98, стал часто бывать в Перми. Он предлагал М.Ю. Цирульникову создать на базе предприятия филиал ОКБ-1. Но Михаил Юрьевич, всегда ценивший самосто-ятельность, это предложение отклонил. Однако, совместная работа с ОКБ-1 (позже НПО «Энергия») определила будущее СКБ-172.

Первые шаги в направлении твердотопливного ракетостроения (предприятие изначально создавалось как ракетостроительное) пермские конструкторы начинали в жесткой конкуренции с такими именитыми фирмами как ОКБ-1, ЦКБ-7 (ленинградский «Арсенал») и КБ «Южное», где также было специальное подразделение по этой тематике. СКБ-172 тогда выиграло своеобразный конкурс, и первая крупногабаритная стратегическая ракета на твердом топливе создавалась при непосредственном участии пермских специалистов.
С 1956 по 1958 год в СКБ-172 выполнены первые научно-исследовательские работы по разработке различных вариантов конструкции оперативно-тактической ракеты с подвижным стартом с различными двигательными установками: жидкостными, твердотопливными. Корпус двигателя ракеты был выполнен из высокопрочной стали толщиной всего в 1 миллиметр, но уже с подмоткой из композиционных материалов. Это было сделано впервые. Практически все последующие разработки в данной области выполнялись с максимальным использованием композиционных материалов.

В 1958 году принимается решение о дальнейшем развитии конструкторского бюро и опытного производства на новой площадке – 2-ом участке КамГЭСа в Орджоникидзевском районе города Перми. До июля 1957 года СКБ-172 и Пермский машиностроительный завод имени В.И. Ленина подчинялись Государственному комитету по оборонной технике СССР, а после образования Советов народного хозяйства – Совету народного хозяйства Пермского экономического административного района, а затем Совету народного хозяйства Западно-Уральского экономического района.

В 1958–1962 годах СКБ-172 разработана ракетная система «Ладога» с управляемой оперативно-тактической ракетой 3М2. Созданы твердотопливные ракетные двигатели (РДТТ) III ступени 8К95-63, II ступень ракеты 8К96, ракетный комплекс средней дальности с двухступенчатой ракетой 8К97.[/color:]

В 1959 году предприятие принимает участие в разработке конструкторской документации узлов ракеты-носителя Н-1 (ОКБ-1, Главный конструктор С.П. Королев), предназначенной для полета на Луну.

[color=yellow]С 1961 по 1972 год в СКБ-172 в тесном сотрудничестве с С.П. Королевым создаются маршевые РДТТ I и III ступеней первых отечественных твердотопливных межконтинентальных ракет 8К98 и 8К98П, эксплуатация которых продолжалась более 20 лет. В процессе работы над ними были найдены основные принципы конструирования твердотопливных двигателей, высокоэффективных органов управления, технологии изготовления корпусов и зарядов из смесевых твердых топлив.

В эти годы проектировались также крупногабаритные секционные РДТТ для ракет-носителей 8К92К, 11К69Т и 11А52. Разработаны РДТТ II и III ступеней ракеты 15Ж41.


Твердотопливные заряды для двигателей, разрабатываемых СКБ-172, создавались НИИ-130 (генеральный директор Л.Н. Козлов), а позже НИИ-9 (генеральный директор Я.Ф. Савченко).

В это же время велась разработка сопловых блоков для крупногабаритных РДТТ. Конструкции первых управляющих сопловых блоков (разрезные управляющие сопла двигателей ракеты 8К9 [Здорово] выполнялись по 4-сопловой схеме.

В 1962 году положено начало созданию научной школы проектирования РДТТ: на базе Пермского политехнического института открыта кафедра Импульсных тепловых машин, первым заведующим кафедрой которой стал Главный конструктор СКБ-172 М.Ю. Цирульников.

В 1960-х годах отечественное ракетостроение набирает силу: бурно развивается конструкторская мысль, совершенствуется производственная база. В 1965 году образовано Министерство общего машиностроения СССР по созданию ракетно-космической техники. Первым министром назначен ведущий специалист ракетно-космической отрасли, впоследствии дважды Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и Государственной премий СССР С.А. Афанасьев.

В марте 1965 года в связи с ликвидацией совнархозов и образованием общесоюзных министерств СКБ-172 было полностью выведено из состава Пермского машиностроительного завода имени В.И. Ленина и подчинено Министерству общего машиностроения СССР. Приказом Минобщемаша СССР от 5 марта 1966 года № 109 СКБ-172 переименовывается в Конструкторское бюро машиностроения (предприятие п/я А-1504). Начиная с 1961 года на новой площадке (2-й участок КамГЭСа) строятся производственные корпуса, что позволило в конце 1968 года перевести на территорию КБ машиностроения цеха №№ 5, 45 с территории Пермского машиностроительного завода имени В.И. Ленина. Конструкторские и технологические отделы КБмаш располагались в здании гидротехникума, которое, по легенде, было выбрано для пермских ракетчиков самим С.П. Королевым.

С.А. Афанасьев любил бывать на предприятии. Пермское КБ всегда было на особом счету у своего министерства и за 50 лет существования не раз завоевывало переходящее Красное знамя, так и оставив в смутные времена перестройки эту реликвию в НПО «Искра».

Под руководством М.Ю. Цирульникова коллектив предприятия проделал огромную работу по становлению КБ машиностроения как крупного, хорошо оснащенного специализированного предприятия, способного решать весь спектр задач по созданию изделий ракетной техники.

К концу 1960-х годов ракетных фирм в стране насчитывалось уже немало – это и ОКБ-1, и Ленинград (П.А. Тюрин), и Химки (В.П. Глушко), и Воронеж (А.Д. Конопатов), и Красноярск (М.Ф. Решентнев), и Миасс (В.П. Макеев). Однако акцент делался в основном на ракетостроении. Учитывая то, что в конструкции ракеты двигатели играют важнейшую роль, предприятие, специализирующееся на разработке ракетных двигателей, могло бы оказывать большое влияние на ракетостроение в целом. Эту точку зрения активно отстаивал и будущий Генеральный конструктор предприятия Лев Николаевич Лавров. Успешная разработка в 1956 году в Советском Союзе первой в мире межконтинентальной ракеты и запуск первого искусственного спутника Земли 4 октября 1957 года показали всему миру, что СССР обладает мощными межконтинентальными жидкостными ракетами. Однако уже тогда стало ясно, что в ряде случаев целесообразно применение мощных твердотопливных двигателей. Идею создания твердотопливных ракетных комплексов отстаивал академик Сергей Павлович Королев, которым были сделаны первые практические шаги в этом направлении.

В июле 1958 года ОКБ-1 Государственного комитета по оборонной технике СССР (ныне Ракетно-космическая корпорация «Энергия» имени С.П. Королева) предложило программу практических работ, предусматривавшую опытно-конструкторскую разработку твердотопливной ракеты 8К95 на дальность 2000 км и проведение исследований по выявлению возможности создания твердотопливной межконтинентальной ракеты 8К98.

Следует отметить, что значительно раньше, еще в период пребывания С.П. Королева в Казани в годы Великой Отечественной войны (1942–1945), им были подготовлены предложения по созданию твердотопливных ракет дальнего действия. Речь шла не только о конструкции ракет, но и о мерах организационного характера, обеспечивающих развертывание работ по твердотопливным ракетам. С 1958 года произошел заметный перелом и в научных исследованиях по теории ракетных двигателей на твердом топливе, так как проблема создания крупногабаритных твердотопливных двигателей поставила перед отечественным ракетостроением ряд принципиально новых задач, особенно в области внутренней баллистики (устойчивость внутрикамерных процессов, эрозионное горение зарядов, нестационарные процессы при выходе двигателя на основной режим работы и отсечке тяги и т.п.), а также в области газодинамики и тепломассообмена (особенно в неохлаждаемых соплах). В результате КБмаш начинает специализироваться исключительно на двигателях.

Разработка крупногабаритных маршевых твердотопливных двигателей ракеты 8К98 – важная веха в создании стратегической ракетной техники, явившаяся значимым этапом в становлении и развитии твердотопливного ракетного двигателестроения в НПО «Искра».

При проектировании и отработке ракеты 8К98 в первую очередь решались вопросы, связанные с созданием крупногабаритных ракетных двигателей на твердом топливе, отличающихся значительным энергомассовым совершенством при высоком уровне надежности.

Сложность задач, которые стояли перед коллективами предприятия и смежных организаций, определялась тем, что к началу разработки ракет 8К98, 8К97 и 8К96 на базе унифицированных двигателей на смесевых твердых топливах в стране отсутствовал сколько-нибудь значительный не только практический, но и научный задел по двигателям подобного типа. Поэтому процесс создания и отработки двигателей протекал в сложных условиях, при которых параллельно с научными исследованиями проводились проектно-конструкторский поиск, конструкторская и техническая отработка, решались вопросы создания экспериментальной базы, разработка методов и средств заводских и наземных испытаний, промышленного производства двигателей, создания новых конструкционных, теплозащитных и эрозионностойких материалов, зарядов твердого топлива. К особенностям этого времени следует отнести то, что каждый конструктор, занимаясь конкретным двигателем или разработкой, выполнял все работы, начиная с выпуска теоретического и компоновочного чертежа и заканчивая выпуском рабочих чертежей и внедрением в производство.

Решение стоявших перед коллективом предприятия вопросов по созданию твердотопливных двигателей не предоставлялось возможным без участия таких ведущих организаций, как ОКБ-1, НИИ-88 (ЦНИИ машиностроения), НИИ-1 (НИИ тепловых процессов), НИИ-130 (НИИ полимерных материалов), НИИ-9 (НПО «Алтай»), ЦНИИ материаловедения, Ленинградского филиала НИИ резиновой промышленности (ЛФ НИИРП), НИИ-13 (НИИ металлов), НИТИ-40 (НИИ технологии машиностроения), НИИГрафит и других. Тесной связью с этими организациями, широко поставленными исследованиями в области создания РДТТ предприятие во многом обязано энтузиасту ракетной техники академику С.П. Королеву. Его энергия и инициатива с самого начала работ определили утверждение нового направления в ракетостроении – твердотопливного двигателестроения, помогли созданию новой отрасли промышленности, научных, конструкторских и производственных коллективов. С.П. Королев уделял пристальное внимание развитию СКБ-172, постоянно помогая советом, ставил перед коллективом задачи, требовавшие поиска творческих решений, повышения технического уровня, расширения научного кругозора. При этом он постоянно подключал коллектив СКБ-172 к опытно-конструкторским работам, проводимым ОКБ-1, что позволило молодым конструкторам СКБ-172 многому научиться у более квалифицированных специалистов, помогло в тесном контакте решать многие принципиальные технические вопросы. Успешному решению поставленных задач в значительной мере способствовало то, что работы по созданию двигателей и ракеты 8К98 проводились под научно-техническим руководством М.Ю. Цирульникова (СКБ-172), И.Н. Садовского (ОКБ-1), Л.Н. Козлова (НИИПМ), Я.Ф. Савченко (НПО «Алтай»), Г.Г. Конради (ЦНИИМВ), Ю.А. Мозжорина (ЦНИИМАШ), В.Я. Лихушина (НИИТП), Ф.А. Куприянова (НИИМ) и других. Большую практическую помощь в организации производства оказывал директор Пермского машиностроительного завода имени В.И. Ленина В.Н. Лебедев.

За успехи в создании и освоении в производстве новых видов техники Указами Президиума Верховного Совета СССР в октябре 1963 года и в июле 1966 года 26 работников предприятия были награждены орденами и медалями СССР. Среди них: М.Ю. Цирульников, В.А. Дергачев, В.А. Ильин, Н.А. Катаев, А.В. Белокрылов, А.С. Носков, К.М. Тиунов, М.А. Ланкова, В.А. Катаев, А.В. Брысов, О.С. Думин, Ф.И. Кривых, Н.С. Будрина, Л.Н. Лавров, А.С. Малафеев, Н.Н. Мерзликина, Б.Г. Мозеров, Н.А. Язев.

В 1968 году предприятие покидает Главный конструктор М.Ю. Цирульников. Бывший узник ГУЛАГа, лауреат Сталинской премии, награжденный почти всеми главными орденами и медалями страны, он создал в СКБ-172 сплоченный коллектив талантливых конструкторов: первая гвардия пермских ракетчиков вышла из стен Ленинградского военно-механического института, позднее коллектив пополнился специалистами Казанского авиационного института и МВТУ имени Баумана. Михаил Юрьевич был конструктором от бога, чрезвычайно увлекающимся человеком, каждый день у него рождались новые идеи. Но время требовало конкретных результатов...

После ухода с должности Главного конструктора КБ машиностроения М.Ю. Цирульников возглавил кафедру импульсных тепловых машин в Пермском политехническом институте. При институте он организовал отдельное КБ «Темп», готовившее специалистов для артиллерийской, ракетной отрасли. В те годы, когда о конверсии не было еще и речи, М.Ю. Цирульников и инженеры КБ «Темп» уже занимались разработками оборудования для нефтяников и газовиков.

В 1968 году должность Главного конструктора КБ машиностроения (с 1975 года Научно-производственное объединение «Искра») занимает заместитель и преемник М.Ю. Цирульникова Лев Николаевич Лавров. Его приход к руководству предприятием ознаменовался новым этапом в конструировании твердотопливных ракетных двигателей. С переходом на пластиковые конструкции корпусов была разработана конструкция двигателя с центральным соплом. В качестве узлов подвеса сопла использовались карданный подвес, гидроподвес, опоры качения, эластичный опорный шарнир.
При разработке управляющих сопловых блоков пермскими конструкторами выполнен большой объем теоретических и экспериментальных исследований, созданы и отработаны конструкционные, теплозащитные, эрозионностойкие материалы, освоена технология изготовления, созданы производственные и испытательные базы, проведены сотни огневых испытаний. Все это не только способствовало успешной отработке сопел, но и впоследствии сыграло положительную роль при разработке конструкций сопел для вновь разрабатываемых перспективных двигателей.

Под руководством Л.Н. Лаврова начаты работы над РДТТ для крылатых ракет морского базирования, завершаются по РДТТ I и III ступеней ракеты 8К98П; РДТТ II и III ступеней ракеты 15Ж43; РДТТ II ступени и ПАД ракеты 3М17. В этот период НПО «Искра» активно участвует в работах по созданию твердотопливных комплексов по ТЗ Главных конструкторов М.К. Янгеля, В.Н. Челомея, В.П. Макеева, В.Ф. Уткина.
С начала 1970-х годов специалисты КБмаш приступили к исследованиям, направленным на повышение энергетических характеристик РДТТ за счет увеличения степени расширения сопел при неизменных осевых габаритах двигателя. Их результатом стало создание и успешное внедрение в ряд РДТТ высотных ступеней ракет раздвижных сопел с одним или двумя выдвигаемыми насадками. Испытания соплового блока с телескопическим насадком состоялись в 1971 году. В 1980 году произведен первый запуск тяжелой баллистической ракеты морского базирования на твердом топливе. На двигателях верхних ступеней ракеты впервые в мире были установлены раздвижные сопла.

Применение раздвижных сопел позволило на 10–15% повысить эффективность ракетных комплексов без увеличения осевых габаритов маршевых двигателей ступеней ракет. Максимальный диаметр выдвигаемых насадков составляет примерно 2,5 м с толщиной стенки 2 мм.

В 1982 году для отработки конструкции и характеристик раздвижных сопел коллективом специалистов предприятия совместно с ИЦ имени М.В. Келдыша и ГП МИТ создается уникальная испытательная база, включающая комплекс стендов и стендовых установок для исследования процесса раздвижки и проведения огневых испытаний РДТТ с имитацией высотных условий.

В качестве конструкционного материала насадков раздвижного сопла использовались углерод-углеродные композиционные материалы (УУКМ), имеющие уникальные физико-механические и тепло-физические характеристики при высокой температуре. Во многом благодаря УУКМ наметились реальные перспективы применения сопел с выдвигаемыми насадками в конструкциях жидкостных ракетных двигателей.

В мае 1975 года на базе Пермского завода химического оборудования (ПЗХО) и КБ машиностроения создается производственное объединение «Искра». В апреле 1987 года ПО «Искра» преобразовано в Научно-производственное объединение (НПО) «Искра». В 1991 году из состава НПО «Искра» в самостоятельное предприятие выделяется Пермский завод «Машиностроитель» (бывший ПЗХО).

Дальнейшая научно-техническая и производственная деятельность предприятия главным образом связана с созданием крупногабаритных (диаметром свыше 1000 мм) твердотопливных ракетных двигателей.

Работники «Искры» не раз ломали стереотипы вероятного противника. Холодная война продолжалась. Выжившим в ней должен был стать тот, кто мобильнее, умнее и хитрее. Военные требовали уменьшить вес ракет, добиться их компактности, максимальной мобильности.

Одним из самых ярких достижений «Искры» стала разработка РДТТ II и III ступеней ракеты 3М65 – система «Тайфун» для подводных ракетных крейсеров типа «Акула». В 1976–1991 годах пермскими специалистами разработаны РДТТ III ступени для ракетного комплекса с единой ракетой для трех видов базирования 15Ж44, 15Ж52, 15Ж60, 15Ж61.

Такими ракетами был оснащен уникальный боевой железнодорожный ракетный комплекс: поезд с баллистическими ракетами выглядел как обычный и мог совершить ответный пуск по предполагаемому противнику из любой точки страны.

За создание ракет 15Ж60 и 15Ж61 Генеральному конструктору и генеральному директору НПО «Искра» Л.Н. Лаврову присуждена Ленинская премия. К правительственным наградам были представлены более 100 сотрудников предприятия.

Опытно-конструкторская работа по созданию двигателей ЗД-66, ЗД-68 и ЗД-63 ракеты ЗМ-65 проводилась под общим руководством главного конструктора предприятия Л.Н. Лаврова в творческом содружестве с КБ машиностроения (г. Миасс), НИИ тепловых процессов, ЦНИИ машиностроения, НПО «Алтай», ЛНПО «Союз», ЦНИИ специального машиностроения, ЦНИИ материало-ведения, ПО «Химволокно», НИИГрафит, Ленинградским филиалом НИИ резиновой промышленности, НПО «Техномаш», ПО «Авангард», Пермским заводом химического оборудования, Бийским химическим комбинатом, институтами АН СССР и др.

В разработку и отработку двигателей большой творческий вклад внесли технический руководитель работ, заместитель главного конструктора М.И. Соколовский, а также заместители главного конструктора О.С. Думин, Б.Г. Мозеров, Б.Н. Соколов, В.М. Дементьев, заместитель руководителя предприятия В.А. Марцинечко, главные инженеры В.П. Перминов, А.П. Соколов.

За создание двигателей и ракеты ЗМ-65 главный конструктор КБ машиностроения Л.Н. Лавров удостаивается звания Героя Социалистического Труда, директору Пермского завода химического оборудования С.Ф. Сигаеву присуждается Ленинская премия, главному ведущему конструктору В.И. Гапаненко – Государственная премия СССР. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 25 сентября 1984 года за заслуги в разработке, проведении испытаний и освоении серийного производства ракеты ЗМ-65 и ее основных элементов высокими правительственными наградами отмечены 115 инженерно-технических работников и рабочих предприятия.

С 1977 по 1987 год объединение «Искра» принимало участие в национальной программе «Энергия–Буран». Разработаны импульсные твердотопливные двигатели для универсальной
ракетно-транспортной системы «Энергия–Буран». Только в одном ракете-носителе «Энергия» находилось 58 созданных НПО «Искра» твердотопливных двигателей 7 разновидностей функционального назначения. Их высокая надежность была подтверждена в условиях реальных пусков ракет-носителей «Энергия» 15 мая 1987 года и ракетно-космической системы «Энергия–Буран» 15 ноября 1988 года.
В октябре 1982 года за создание образцов новой техники Объединение награждено орденом Трудового Красного Знамени.

В разработку двигателей для перспективных твердотопливных ракет, созданных в период с 1970 по 1985 годы, большой творческий вклад внесли заместители генерального конструктора М.И. Соколовский, О.С. Думин, заместители главного конструктора Б.Г. Мозеров, В.М. Дементьев, Б.Н. Соколов, заместители руководителя предприятия В.А. Марцинечко, А.С. Малафеев, главные инженеры А.П. Соколов, М.В. Иванов, заместители главного инженера Я.М. Шафит, П.П. Кощеев, начальники и заместители начальников проектного, конструкторских и технологических отделов А.И. Мерзликин, Р.Г. Тарасов, Б.К. Глушков, Г.А. Зыков, Л.Н. Поляков, Ю.П. Ермаков, Ю.Н. Щербаков, Н.Н. Мерзликина, Н.Л. Поломских, М.А. Ланкова, И.А. Толокнов, Ю.К. Мокин, А.А. Давыдов, А.И. Ершов, В.В. Лукьянов, Б.А. Зырянов, В.К. Оболенцев, Е.А. Ведерников, И.С. Шуклин, Г.Г. Дуняшев, В.А. Пепеляев, Ю.Г. Лузенин, Ю.М. Таранжин, В.А. Попков, А.А. Леонов, С.Я. Савельев, главные ведущие конструкторы В.И. Гапаненко, В.М. Сотников, И.А. Прагер, ведущие специалисты И.Р. Кац, В.Ф. Баяндин, В.М. Чижов, А.С. Иванов, Н.Г. Суменков, А.П. Калегин, А.А. Болотов, П.М. Варов, А.И. Деребенев, Д.Б. Рогачев, В.И. Романова, М.П. Лошкарева, Л.И. Селянский, О.П. Флоринский, Ю.М. Лужков, Н.И. Чирков, Г.И. Шайдурова, Ю.Ф. Петров, В.В. Смольников, Г.А. Шадрин, Е.И. Иоффе, Ю.И. Кустов, Г.Ф. Кислицын, В.Я. Торопчин, Л.Н. Рогачева, С.В. Волкодав, А.Ф. Шадский, В.А. Сидоров, В.И. Зарицкий, В.К. Каширин, Н.В. Дудик, Ю.Н. Смирнов, Б.Н. Вальднер, В.Т. Вронский, Ю.Б. Нельзин, Ю.Б. Михайлов, Г.Н. Горшков, И.С. Кунашов, В.М. Дудырев, В.Г. Леонов, М.С. Мазунин, В.Г. Мурыгин, В.С. Попов, Э.А. Лукьянов, В.В. Рудаков, А.П. Волков, В.В. Щекотов, В.В. Хорошутин, В.П. Прогаров, И.П. Чудинов, М.Г. Виноградов, В.Г. Опарин, Б.Н. Ильичев, А.Н. Кузьмин, Б.С. Наймушин, Я.С. Орлов, В.И. Беликов, Ф.И. Кривых, А.М. Фирсов, В.Г. Витков, Н.Н. Поломских, Ю.Н. Подборцов, Л.Н. Карлюк и другие.

В 1983 году принято и уже более 20 лет стоит на вооружении ВМФ СССР унифицированное ракетное оружие «Гранит». За разработку и внедрение в серийное производство ракетного комплекса «Гранит» М.И. Соколовский в 1984 году удостоен звания лауреата Ленинской премии в области науки и техники. Высокими правительственными наградами отмечены В.З. Каримов, Н.Н. Мерзликина, В.М. Сотников, В.Г. Мельничук, Ю.К. Мокин, П.И. Трутнев, В.Г. Ткачев, А.И. Ершов, В.И. Лядов, Г.Ф. Кислицин, В.Н. Ермаков, Ю.И. Кустов, Л.А. Сырчиков, Б.В. Перевалов.

Начиная с 1965 года предприятие проводит прикладные научно-исследовательские работы, направленные на решение комплекса научно-технических проблем в обеспечение разработок ракетных двигателей на твердом топливе, результаты которых позволили получить научно-технический задел, рекомендации и решения, необходимые для развертывания опытно-конструкторских работ по созданию и совершенствованию РДТТ различного класса и назначения.

Многочисленные темы отраслевых НИР – «Поиск», «Носитель», «Раструб», «Подвеска», «Кокон», «Зонд», «Веха», «Композиция», «Пеленг», «Компас», «Спираль», «Импульс», «Спринт», «Облик», «Противодействие», «Критерий», «Рулон», «Лучина», «Зыбка», «Уровень», «Виток», «Дельфин», «Рубеж», «Ореол», «Стрела», «Лепесток», «Пульсар», «Булава», «Горизонт», «Кавалькада» и многие другие – позволили решить принципиально новые для отрасли сложные научно-технические проблемы, соответствующие уровню современного твердотопливного двигателестроения. Большинство НИР внедрены в опытно-конструкторские работы, ряд результатов и по сей день является научно-техническим заделом и определяет перспективы совершенствования твердотопливного двигателестроения.

Эти работы проводились в тесном сотрудничестве с ведущими отраслевыми научно-исследовательскими институтами: НИИ тепловых процессов (ныне ИЦ имени М.В. Келдыша), ЦНИИ машиностроения, НИИГрафит, ВНИИВ проект, НИИ полимерных материалов, Московским институтом теплотехники, ЦНИИ материаловедения, НИИ «Геодезия», Уральским филиалом ЦНИИМВ, Ленинградским филиалом НИИРП, Алтайским НИИ химической технологии, ВИАМ, с ведущими институтами АН СССР – Институтом проблем материаловедения АН УССР, Институтом механики сплошных сред Уральского НЦ АН СССР, Институтом теоретической и прикладной механики СО АН СССР, Институтом теплофизики СО АН СССР, Институтом проблем машиностроения АН УССР, Ленинградским НИИ химического приборостроения, Пермским филиалом ГИПХ, Институтом сварки имени Е. Патона АН УССР, Ленинградским ГИПХ, Институтом физики высоких давлений АН СССР и многими другими.

Значительный творческий вклад в организацию и осуществление практически 30-летнего по продолжительности цикла научно-исследовательских работ внесли генеральные конструкторы член-корреспондент АН СССР Л.Н. Лавров и член-корреспондент РАН М.И. Соколовский, а также Б.Н. Соколов, А.И.Мерзликин, Б.Г. Мозеров, Р.Г. Тарасов, Б.К. Глушков, И.Р. Кац, Ю.Л. Макаревич, И.А. Толокнов, Т.В. Нельзина, В.И. Зарицкий, В.Л. Денненбург, Н.А. Ошев, А.С. Иванов, Г.И. Шайдурова, В.В. Лукьянов, В.А. Хлюпин и другие.

В 1994 году Генеральным конструктором и генеральным директором НПО «Искра» становится Михаил Иванович Соколовский. Он внес значительный вклад в создание, развитие и совершенствование РДТТ для ракетных комплексов 8К98, 8К98П, 8К96, 3М17, 3М65, 15Ж44, 15Ж52, 15Ж60, 15Ж61, ракетно-космической системы «Энергия–Буран», ряда РДТТ специального назначения и спецсредств под задачи Минобороны.

Под руководством М.И. Соколовского разработаны двигатели I, II и III ступеней ракеты РСМ52-2; сопловой аппарат РДТТ I ступени ракеты «Тополь-М»; ряд РДТТ специального назначения для крылатых ракет; РДУ (тема «Яхонт-А»), СРДУ (тема «Альянс»). Продолжены работы по созданию комплекса с универсальной межконтинентальной баллистической ракетой.

С 1985 года в НПО «Искра» открыта и успешно работает кафедра Пермского государственного технического университета (ПГТУ) «Конструирование машин», созданная с целью улучшения качества подготовки инженерных кадров. Первым заведующим кафедрой стал Л.Н. Лавров. С 1994 года кафедрой заведует Михаил Иванович Соколовский.

С июля 1996 года НПО «Искра» преобразовано в открытое акционерное общество «Научно-производственное объединение «Искра»» с 55%-ным государственным пакетом акций. В июле 1998 года Распоряжением Правительства РФ предприятию присвоен статус Федерального научно-производственного центра (первого и пока единственного в Пермском крае).

В 1999 году в рамках программы международного сотрудничества (проект «BrahMos») НПО «Искра» приняло участие в создании совместной российско-индийской противокорабельной ракеты для различных типов базирования. На начало 2005 года проведено 10 успешных пусков (наклонных и вертикальных, в том числе с мобильных пусковых установок берегового базирования и с корабельных установок).

В 2000–2001 годах проведены научно-исследовательские и проектно-конструкторские работы по созданию насадка радиационного охлаждения (НРО-М) для жидкостного ракетного двигателя 11Д58М разгонного блока DМ-SL разработки РКК «Энергия» имени С.П. Королева в рамках международной программы «Sea Launch».

Подтверждением высокой надежности и эффективности НРО-М явились успешные запуски в 2003–2005 годах ракеты-носителя «Зенит-3SL» с разгонным блоком DМ-SL, который обеспечил вывод на геостационарную орбиту телекоммуникационных спутников связи (при этом применение НРО-М позволило увеличить массу полезного груза почти на 100 кг).

В 2005 году проведено первое летное испытание перспективной универсальной баллистической ракеты «Булава», соразработчиком которой является НПО «Искра». Все поставленные цели и задачи испытания успешно выполнены.

За 50 лет работы специалистами НПО «Искра» создано более 20 крупногабаритных маршевых ракетных двигателей на твердом топливе для ракетных комплексов главных конструкторов С.П. Королева, П.А. Тюрина, В.П. Макеева, В.Ф. Уткина, В.Н. Челомея, Г.А. Ефремова, Ю.С. Соломонова. Двигатели не уступают по техническому уровню лучшим зарубежным аналогам, а по некоторым показателям являются лучшими в мире.

Номенклатура двигателей (разработанных и проектируемых) включает РДТТ для маршевых ступеней ракет-носителей, двигатели разгонных блоков, космических аппаратов, специальные двигатели (отделения, увода, мягкой посадки и другие).
НПО «Искра» имеет развитую производственную и экспериментальную базы, позволяющие проводить разработку, испытания и серийное изготовление двигателей с массой топлива до 70 тонн.

В конструкциях двигателей широко используются композиционные материалы: угле- и органопластики, различные теплозащитные и эластомерные покрытия, материалы типа «углерод-углерод» и другие материалы с уникальными свойствами.

В НПО разработаны конструкции и внедрена технология изготовления крупногабаритных корпусов РДТТ (диаметром до 3 метров и длинной до 10 метров) методом намотки.

В конструкциях сопловых блоков широко используются раздвижные сопловые насадки из УУКМ, которые могут применяться как для РДТТ, так и для ЖРД, заложены оригинальные технические решения, обеспечивающие выдвижение и фиксацию насадков в рабочем положении, как до запуска двигателя, так и в процессе его работы. НПО «Искра» имеет 30-летний опыт создания раздвижных сопел для ракетных двигателей различного назначения и является мировым лидером в этом направлении двигателестроения.
Изменено: Salo - 01.01.2013 14:07:51
"Были когда-то и мы рысаками!!!"
 
http://epizodsspace.testpilot.ru/bibl/vetrov/korolev-delo/05-03.html
Цитата
РАКЕТА РТ-1 (8К95)

Постановлением от 20 ноября 1959 г. ОКБ-1 была поручена разработка экспериментальной твердотопливной ракеты РТ-1 (8К95) среднего радиуса действия с дальностью 800-2500 км и начальным весом 35 т. В конструкции использовались пороховые заряды диаметром 800 мм, ракета была трехступенчатой, "пакетного" типа. Управление I и III ступенями осуществлялось с помощью пороховых реактивных двигателей. Они располагались по четыре штуки в зонах сопловых узлов двигательных установок. Момент создавался с помощью поворота управляющих сопел на угол до 45°. Управление II ступенью осуществлялось с помощью воздушных рулей. Они были складными и переводились в рабочее положение после старта ракеты.

Летные испытания ракеты РТ-1 начались 28 апреля 1962 г. Наиболее уязвимыми оказались конструктивные решения по обеспечению динамики полета II ступени. Здесь обнаружились неточности в определении характеристик воздушных рулей, что приводило к неустойчивости II ступени при отделении.

В конце 1965 г. в связи с завершением намеченного цикла экспериментов работы по ракете РТ-1 были прекращены.

АРКК, д. 3460, л. 38; д. 4788, л. 74; № 1224, 13104, 13147.


РАКЕТА РТ-2 (8К96, 8К97, 8К98)

Согласно Постановлению от 4 апреля 1961 г. параллельно с отработкой ракеты РТ-1 велось проектирование усовершенствованной межконтинентальной твердотопливной ракеты РТ-2. К марту 1963 г. эскизный проект РТ-2 был готов.

Ракета РТ-2, или 8К98, была трехступенчатой, с начальным весом 35-50 т, причем предусматривалась возможность путем комбинации из ее ступеней конструировать ракеты на промежуточные дальности: II и III ступени составляли ракету 8К96,1 и III ступени — ракету 8К97. Тяга двигателей: I ступени 88 т (три двигателя), II — 33 т (три двигателя), III — 14 т (три двигателя). Управление было усовершенствованным по сравнению с ракетой РТ-1: использовались поворотные сопла двигательной установки, а не управляющие двигатели.

Все параметры ракеты (распределение топлива между ступенями, диаметры двигателей, время работы двигателей, давление в камерах сгорания, давление на срезах сопел) были выбраны близкими к оптимальным. Допущены отличия от оптимальных на 1-2%, исходя из условий унификации ступеней, простоты конструкции и удобства эксплуатации.

Разделение ступеней "горячее". Ступени соединялись ферменными конструкциями. Команда на разделение выдавалась от датчика перегрузок, при этом двигатели отделяемого блока работали до полного выгорания топлива.

Управление дальностью осуществлялось путем выключения в определенный момент двигателя III ступени (вскрытие узлов отсечки), а также применения специального двигателя конечной ступени.

Для ракеты РТ-2 предусматривался специальный контейнер, используемый в процессе эксплуатации и при пусках с наземной и шахтной установок.

В отзыве заказчика на эскизный проект отмечался неудовлетворительный ход испытаний двигателей, но в целом сделан вывод о том, что разработка выполнена на достаточно высоком научном уровне с использованием имеющихся достижений отечественной науки и техники в области смесевых твердых топлив, высокопрочных конструкционных материалов и теплозащитных покрытий. Показана принципиальная возможность создания ракеты нового типа, удовлетворяющей заданным ТТТ.

Реализованный проект с уже достигнутыми характеристиками позволял обеспечить многолетнюю эксплуатацию и содержал возможность непрерывного совершенствования ракеты без изменения принципиальной схемы и внесения дополнительных капитальных затрат с полным использованием боевых стартовых позиций высокой защищенности, сооруженных при осуществлении первого этапа разработки ракеты.

Реализация проекта РТ-2 сдерживалась ограниченными ресурсами как по обычным материалам и полуфабрикатам, используемым в ракетной технике, так и в особенности по материалам, специфическим для твердотопливных ракет.

Ракета РТ-2 была сдана на вооружение в конце 1968 г.

АРКК, № 12293.
"Были когда-то и мы рысаками!!!"
 
У Норберта Брюгге:
http://www.b14643.de/Spacerockets_1/Diverse/RT-Missiles/index.htm



РТ-1 и РТ-1-63.


Двигатель первой ступени.

А мне кажется второй.
P.S. : Нашёл в статье Дмитрия Воронцова



Оказывается это препарированный сопловый блок третьей ступени РТ-2
Изменено: Salo - 01.01.2013 14:23:29
"Были когда-то и мы рысаками!!!"
 

Изменено: Salo - 01.01.2013 14:24:37
"Были когда-то и мы рысаками!!!"
 







Изменено: Salo - 01.01.2013 14:26:20
"Были когда-то и мы рысаками!!!"
 
Огневые испытания третьей ступени:





Изменено: Salo - 01.01.2013 14:27:34
"Были когда-то и мы рысаками!!!"
 
Огневые испытания первой ступени:



Изменено: Salo - 01.01.2013 14:28:41
"Были когда-то и мы рысаками!!!"
 






Изменено: Salo - 01.01.2013 14:18:34
"Были когда-то и мы рысаками!!!"
 
РТ-2 МЕЖКОНТИНЕНТАЛЬНАЯ БАЛЛИСТИЧЕСКАЯ РАКЕТА
Королёвское «оружие возмездия»
"Были когда-то и мы рысаками!!!"
 
Цитата
Выпуск  32
Редактор выпуска 'Город науки' - Н.Я. ДОРОЖКИН,
научный обозреватель 'Калининградской правды'.

К СТОЛЕТИЮ С.П.  КОРОЛЁВА

И здесь ОКБ-1 было первым

   Казалось бы, всё, что сделал Сергей Павлович  Королёв  в ракетно-космической технике, описано в воспоминаниях его соратников и бывших конкурентов. Однако похоже, что имеются существенные пробелы в части его работ по боевой тематике.

   К началу шестидесятых годов наметилось тревожное отставание СССР от США в ракетном вооружении. Там была создана  твёрдотопливная   ракета  'Минитмен'. В ОКБ-1 к этому времени были сданы на вооружение ракеты средней дальности Р-5, Р-5М и межконтинентальные Р-7, Р-7М. В Правительство СССР были направлены предложения о создании более совершенной межконтинентальной Р-9.
   Состояние работ по твёрдотопливным ракетам, видимо, не устраивало руководство страны. В разработках Московского института теплотехники (МИТ) числилась одноступенчатая твёрдотопливная ракета оперативно-тактического назначения 'Темп' с дальностью до 500 км (этот комплекс до сдачи на вооружение доведён не был).
   27 июня 1959 года вышло Постановление Правительства о немедленном развёртывании работ по разработке баллистической ракеты на твёрдом топливе с дальностью полёта 2500 км, которым предписывалось организовать филиал ОКБ-1 на базе ЦНИИ-58 (ЦАКБ). Работы по новому направлению возглавил заместитель Главного конструктора Игорь Николаевич Садовский. Трёхступенчатая пороховая ракета РТ-1 имела начальную массу 35 тонн. Каждая ступень представляла собой связку из четырёх снаряжённых пороховым зарядом труб с неподвижными соплами. (Связка была вынужденной мерой, так как максимально возможный на то время диаметр заряда был не более 800 мм.) Управление полётом на 1-й  и  3-й ступенях осуществлялось отдельными качающимися двигателями, установленными в районе основных сопел. Вторая ступень управлялась воздушными рулями.
   Лётно-конструкторские испытания (ЛКИ) проводились на полигоне Капустин Яр с апреля до июня 1963 года. Изделие не было принято на вооружение из-за конструктивного несовершенства  и  отсутствия зарядов твёрдого топлива с требуемыми характеристиками.
   В августе 1960 года С.П.  Королёв  доложил Н.С. Хрущёву о состоянии работ с  ракетами  на твёрдом топливе, а также направил предложения маршалу М.И. Неделину о развитии перспективных работ по межконтинентальным  твёрдотопливным  ракетам.
   Постановлением Правительства СССР от 4 апреля 1961 года ОКБ-1 была поручена разработка усовершенствованной межконтинентальной твёрдотопливной ракеты. В трёхступенчатой ракете РТ-2 использовалось смесевое топливо. Все ступени - моноблочные, имели диаметр от 1,8 до 1,0 метра. Начальная масса ракеты 51 т. Предусматривалась возможность создания ракет средней дальности в виде комбинаций из 2-й и 3-й или 1-й и 3-й ступеней.
   Впервые в отечественной практике для управления полётом удалось создать поворотные сопла, а также терминальную систему управления дальностью. Двигательные установки (ДУ) 1-й и 2-й ступеней работали до полного выгорания. Выключение ДУ 3-й ступени производилось в момент времени, вычисленный бортовой ЭВМ. Для ракеты выбрали стартовое сооружение штатного типа с пуском из глухого стакана, так называемый миномётный старт.
"Были когда-то и мы рысаками!!!"
 
И.Д.Скворцов, М.С.Шур РОЛЬ ОКБ-1 И С.П.КОРОЛЕВА В СОЗДАНИИ ПЕРВЫХ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ СТРАТЕГИЧЕСКИХ РАКЕТ НА ТВЕРДОМ ТОПЛИВЕ.
Цитата
Из истории авиации и космонавтики. Вып 68-69.

И.Д. Скворцов, М.С.Шур

РОЛЬ ОКБ-1 И С.П.КОРОЛЕВА В СОЗДАНИИ
ПЕРВЫХ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ СТРАТЕГИЧЕСКИХ РАКЕТ
НА ТВЕРДОМ ТОПЛИВЕ.

К концу 1950-х годов в США были развернуты широкомасштабные работы по созданию твердотопливных стратегических ракет "Поларис" (для подводных лодок) и "Минитмен" (наземного базирования). Несколько ранее в США были разработаны и приняты на вооружение межконтинентальные баллистические ракеты "Атлас" и "Титан" на жидком топливе.

Однако, по мнению ряда специалистов, жидкостные ракеты имели ряд принципиальных недостатков: относительно невысокую боеготовность; низкий уровень защищенности пусковых шахт ракет; крайне сложную систему эксплуатации и боевого управления комплексов с этими ракетами; трудность транспортирования ракет в заправленном состоянии; использование высокотоксичных компонентов и ряд других [1, с.43].

Особенно большое значение эти недостатки имели для ракет морского базирования. Поэтому в США уже на начальной стадии разработки атомных ракетоносцев был сделан однозначный выбор в пользу исключительного использования ракет на твердом топливе Кроме того, применение твердотопливных ракет позволяло создать мобильные железнодорожные и грунтовые комплексы.

Все эти преимущества твердотопливных ракет вызвали определенный интерес военно-промышленного руководства нашей страны к разработке стратегических ракет на твердом топливе.

По воспоминаниям И.Н.Садовского, в ОКБ-1 работы по созданию ракет на твердом топливе начались по существу с приезда в 1958 г. Ю.А.Победоносцева — давнего соратника С.П.Королева еще по работам в ГИРДе.

Следует отметить, что значительно раньше, еще в период пребывания Королева в Казани (1942 — 1945 гг.), т.е. во время Великой Отечественной войны, им были подготовлены предложения по созданию твердотопливных ракет дальнего действия [4,с.149-150]. В этих предложениях речь шла не только о конструкции ракет, но и о мерах организационного характера, обеспечивающих разворачивание работ по твердотопливным ракетам. При этом особое внимание Королев в этот период уделял вопросам разработки и изготовления пороховых шашек больших размеров (диаметром 280 мм и длиной 1500 мм).

Сергей Павлович прекрасно понимал перспективы ракетной техники, смотрел далеко вперед. Ему уже тогда было ясно, что не далеко то время, когда оборона страны будет определяться уровнем ракетной техники. Поэтому он принял план возобновления прерванных в 1938 г. работ по ракетам дальнего действия и предложил конкретные мероприятия по их разработке.

Ю.А.Победоносцев предложил начать работы по созданию стратегической твердотопливной ракеты (СТР) на дальность 2000-3000 км, используя пороховые заряды, изготовляемые по технологии проходного прссования. Основные технические проблемы создания стратегических твердотопливных ракет концентрировались на необходимости разработки высокоэффективных топлив и зарядов, обеспечивавших требуемые энергетические характеристики и возможность изготовления зарядов диаметром более 1 м, а также защиту корпуса двигателя и обеспечение работоспособности неохлаждаемых сопловых блоков в течении нескольких десятков секунд. И это в условиях действия высокотемпературных и высокоскоростных потоков продуктов сгорания, содержащих частицы К-фазы.

В США решение этих задач было найдено путем использования принципиально новых в то время смесевых твердых ракетных топлив (СТРТ), которые имели повышенные энергомассовые характеристики, а также необходимые технологические и механические характеристики для возможности изготовления крупногабаритных зарядов методов литья и прочного скрепления этих зарядов с корпусом двигателя.

Это позволило использовать заряд для защиты стенок корпуса от воздействия продуктов сгорания, а создание новых высокоэффективных теплозащитных и эрозионностойких материалов обеспечивало работоспособность соплового тракта.

Работы по созданию СТРТ в США проводились с середины 40-х годов. В нашей стране широкомасштабные исследования по СТРТ начались со значительным опозданием, причем к рассматриваемому моменту времени практически отсутствовали сырьевая и производственная базы по зарядам из таких топлив.

Поэтому предложение Победоносцева заключалось в использовании имевшейся в нашей стране базы по баллиститным порохам, заряды из которых изготавливались методом проходного прессования. Основанием для предложения Победоносцева явились результаты работы НИИ-125, полученные под руководством Бориса Петровича Жукова (ныне академика РАН), показавшие возможность изготовления зарядов из баллистиных порохов диаметром до 1 м и длиной 5-6 м. Это явилось одним из определяющих условий создания СТР.

Тогда уже были изготовлены и нашли практическое применение шашки диаметром 300-400 мм и массой до 0.5 т. Победоносцев полагал, что если за эту проблему возьмется Королев и своим авторитетом заинтересует руководителей промышленности, тогда можно было бы создать оборудование и производство для изготовления шашек диаметром до 1 м и массой до 4-5 т.

По мысли Победоносцева, прочное скрепление шашки из баллиститного пороха с корпусом могло быть достигнуто путем намотки на готовую шашку стеклоленты со связующим, которое полимеризовалось бы при нормальной температуре.

Однако эту идею не удалось реализовать из-за недостаточной эластичности баллиститного пороха в заданном интервале температуры хранения и эксплуатации двигателя. Создание двигателей для СТР требовало решения еще целого ряда проблем, являвшихся новыми в эпоху бурного развития жидкостных ракет.

Сюда, в частности, относилось создание новых эффективных конструкционных и теплозащитных материалов, сопловых блоков, не имеющих системы охлаждения, системы управления вектором тяги, систем запуска и отсечки тяги крупногабаритных двигателей, организацию производственной, стендовой и экспериментальной баз, разработку уточненных методов расчета и проектирования двигателей и зарядов.

С.П.Королев уже на этой стадии решения данной проблемы понимал перспективность твердотопливных ракет для обороны страны и необходимость развертывания этих работ в нашей стране, чтобы не отстать от США. В связи с этим им было принято решение образовать инициативную группу специалистов, перед которой была поставлена задача по изучению возможных перспектив создания твердотопливных ракет средней и межконтинентальной дальности полета с использованием в то время разработанных баллиститных порохов.

В эту группу входили И.Н.Садовский (руководитель группы), Э.А.Вербин, Ф.А.Титов, Ю.В.Сунгуров и ряд других сотрудников ОКБ-1.

Как следует из воспоминаний Э.А.Вербина, кроме Садовского, которому в то время было 40 лет, остальные сотрудники группы были молодыми специалистами, только что окончившими ВУЗы. Садовский в области РДТТ уже имел некоторый опыт, так как до этого участвовал в создании пороховых аккумуляторов давления для жидкостных ракет.

Через три месяца инициативная группа, которая работала в тесном взаимодействии с лабораторией Победоносцева (НИИ-125), выпустила технический отчет. Проектные исследования показали, что для СТР с дальностью стрельбы 2000 км и более необходима разработка моноблочных двигателей диаметром более 1 м, что не представлялось возможным из-за технических ограничений по диаметру шашек, изготавливаемых из баллиститного пороха методом проходного прессования. Максимально допустимый по технологии диаметр шашек не превышал 800 мм. Поэтому двигатели каждой ступени должны были иметь пакетную компоновку из 4-8 блоков в зависимости от дальности полета ракеты.

Результаты этой работы давали серьезное научно-техническое обоснование возможности создания СТР с использованием существующего уровня технологии топлив и материалов.

Выводы инициативной группы вызвали неоднозначную реакцию у специалистов ОКБ-1. В частности, первый заместитель С.П.Королева — В.П.Мишин был категорически против продолжения этих работ и даже назвал авторов этого отчета прожектерами и фантазерами. Отрицательное отношение к результатам данной работы Мишин высказал и Королеву.

Несмотря на это, Королев доложил эти результаты Председателю ГКОТ К.Н.Рудневу, который на плакате, иллюстрировавшем возможность создания СТР, написал: "С.П.Королеву, Б.П.Жукову, Н.А.Пилюгину — согласен с дальностью не менее 2.5 тыс. км. Прошу готовить Постановление".

В ноябре 1959 г. вышло постановление правительства о разработке ракеты с дальностью 2500 км с использованием зарядов из баллиститных порохов при массе головной части около 800 кг. Эта ракета начала серию РТ (РТ-1), и ей присвоили индекс 8К95.


В этом же году вышло Постановление правительства об объединении КБ В.Г.Грабина с ОКБ-1 С.П.Королева. В результате было образовано первое подразделение в ОКБ-1 по разработке СТР. К этой работе были привлечены около 600 человек — в основном специалисты в области артиллерийских систем из бывшего КБ В.Г.Грабина. Из них было образовано два отдела — проектно-конструкторский (отдел 23) под руководством А.Г.Донского (заместители — П.Ф.Муравьев и С.Е.Барденштеин) и испытаний (отдел 24) под руководством А.А.Смердова (заместитель — Д.П.Крутов). Общее руководство этими отделами было возложено на заместителя Главного конструктора, которым был назначен И.Н.Садовский.

В отделе 23 проектным сектором руководил В.Д.Алешин, у которого работы по баллистическому проектированию ракет вел Э.А.Вербин, проектирование общих видов осуществлял Ф.А.Титов, проектирование двигателей возглавлял Н.И.Чуканов, анализом результатов испытаний занималась группа В.А.Солодилова. Г.П.Минашин возглавлял сек гор внутренней баллистики, расчетов геометрии зарядов и вопросами, связанными с твердыми топливами (начальники групп М.А.Александров, Ю.В.Сунгуров и Н.И.Басманов).

А.В.Бермишев руководил сектором газодинамики и тепловых расчетов, который включал три группы (Л.В.Заболоцкого, В.С.Щипачева и В.П.Силина).

Конструкторские сектора возглавляли П.П.Ермолаев (начальники групп — В.А.Никаноров, Б.А.Кащеев и Б.И.Ширяев) и И.С.Грибань (начальники групп — А.Д.Левашов, В.А.Ершалов, В.В.Маркелов и А.Н.Борисов). Сектором прочности руководил В.Н.Суворин.

В секторе материалов работали В.В.Калиновский (начальник сектора), В.Д.Попков и Е.Ю.Кричевский.Ведущим конструктором по двигательным установкам был назначен А.Г.Рапп.

В отдел 24 входили сектор испытаний (начальник — Г.Д.Суховой), сектор стендовой оснастки (начальник И.И.Долгушев), сектор измерений (начальник — А.С.Хуртин), пиротехническая мастерская (начальник — Е.И.Воронин), испытательный стенд (начальник — И.П.Солдатов), механическое производство (начальник — К.И.Дерунов). Ведущим конструктором по ракете был назначен П.О.Дребезгов.

Одновременно в головном проектном отделе ОКБ-1 (N3) был организован сектор по твердотопливной тематике (начальник — П.Ф.Красовский, начальники групп — Е.А.Дубинский и В.А.Аксельрод).

Особенно сложные и новые технические задачи стояли перед разработчикам зарядов и корпусов двигателей. Эта работа велась в НИИ-125 под руководством Б.П.Жукова. К этому времени в НИИ-125 лаборатория Победоносцева была преобразована в отдел с головной проектно-конструкторскои лабораторией И.П.Путинцева, лабораторией отработки зарядов и двигателей И.А.Воловинского, лабораторией теплозащитных покрытий В.И.Фионичева и лабораторией прочности О.Н.Иванова. Разработкой стеклопластиковых корпусов занимался отдел В.М.Синянского, где активную роль играли В.И.Колобов и В.А.Харитонов.

По воспоминаниям И.П.Путинцева, специалисты НИИ-125 уже имели определенный опыт по ракетным двигателям на твердом топливе (РДТТ), и поэтому разработка эскизного проекта двигателей ракеты РТ-1 (8К95) проводилась на территории этого института с участием бригады ОКБ-1.

Эскизный проект был выпущен в августе 1960 г. Ракета 8К95 имела три ступени пакетной компоновки из 4-х двигателей в пакете [3, с.13]. По воспоминаниям А.Г.Раппа, цилиндрические корпуса двигателей изготовлялись из стеклопластика (с прочностью в тангенциальном направлении 40 кгс/кв.мм.) методом тканевой намотки и имели отъемные стальные днища, сопловые блоки из титанового сплава ВТ-14 с напылением раструба покрытием трехокиси апюминия толщиной 1 мм.

Цилиндрическая обечайка и днища корпуса соединялись с помощью ленточной резьбы. Каждый пакет имел огневую связь для выравнивания рабочих давлений в РДТТ. Кроме того, в переднем днище двигателей имелись сопла противотяги, которые с помощью детонирующих шнуров вскрывались в конце работы двигателя по команде системы управления и обеспечивали обнуление тяги двигателя. Это представляло в то время новое техническое решение. Управление ракетой в полете осуществлялось с помощью рулевых двигателей и аэродинамических рулей.


В двигателях планировалось использовать баллиститный порох РСТ-4К, который в дальнейшем был заменен на порох НМФ-2. Вкладной пороховой заряд горел по внутреннему цилиндрическому каналу, торцам и поверхности 4-х продольных щелей, расположенных в передней части заряда. Такая форма поверхности горения обеспечивала практически нейтральную диаграмму давления в двигателе.

Заряд имел бронирующее покрытие по наружной поверхности и устанавливался в корпус двигателя с упором в районе заднего днища и с периферийным радиалиным зазором для формирования застойной зоны и разгрузки заряда от растягивающих тангенциальных напряжений при действии продуктов сгорания. Номинальное рабочее давление в двигателях ракеты 8К95 составляло около 40 кгс/кв.см, что было близко к нижнему пределу устойчивого горения пороха НМФ-2 и определялось в первую очередь необходимостью обеспечения требуемого уровня скоростей горения и времени работы двигателей.

Диаметр шашек составлял: у 1-й ступени — 800 мм, у 2-й и 3-й — 700 мм. Благодаря вышеперечисленным техническим решениям было получено высокое по тому времени конструктивное совершенство двигателей и ступеней ракеты. Так, на каждый килограмм топлива приходилось для 1-й ступени 190 г массы конструкции, для 2-й ступени — 260 г и для 3-й — 390 г. Для сравнения, этот показатель у ракеты М-13 ("Катюша") составлял 2 кг массы конструкции на каждый килограмм топлива, т.е. в 5-10 раз хуже, чем у ракеты 8К95 /4, с.83/.

Эти высокие показатели были достигнуты благодаря большой творческой работе, проделанной молодым коллективом, возглавляемым И.Н.Садовским, по разработке и практическому внедрению целого ряда революционных технических решений. Улучшенное массовое совершенство ракетных ступеней ракеты 8К95 по отношению к ранее разработанным ракетам на твердом топливе имело принципиальное значение для выполнения тактико-технических требований. При стартовой массе 8К95 около 34 т, относительная масса топлива составляла около 80% (у М-13 -17%), что обеспечивало полет на дальность 2400 км.

Одной из наиболее сложных технических проблем, стоявших перед коллективом разработчиков двигательных установок, являлось создание промышленной технологии изготовления крупногабаритных пороховых шашек. Эта работа проводилась под руководством Б.П.Жукова в НИИ-125.

К моменту создания ракеты 8К95 была освоена шнековая технология, разработанная выдающимся ученым и инженером-технологом А.С.Бакаевым [5,с.60].

Определенный вклад в развитие шнековой технологии внесли сотрудники НИИ-6. В частности, под руководством К.И.Баженова [5, с.66] был разработан и внедрен раструбный прессовый инструмент, который в сочетании со шнек-прессом позволял изготавливать шашки большого диаметра.

Производительность существовавших шнек-прессовых установок не превышала 200 кг/час. Для изготовления шашек диаметром 700-800 мм в НИИ-125 были проведены большие работы по созданию высокопроизводительных шнек-прессов производительностью до 600 кг/час, усовершенствованию раструбного пресс-инструмента с целью снижения единовременной загрузки топливной массы в раструбе и обеспечения возможности формирования качественных крупногабаритных шашек при пониженных температурах, что способствовало повышению безопасности производства крупногабаритных шашек.

По воспоминаниям И.П.Путинцева, в создание этой технологии значительный вклад внесли В.Н.Громов Л.А.Смирнов, Э.Л.Казарян, Д.П.Агафонов и ряд других сотрудников НИИ-125.

Разработанный в НИИ-125 техпроцесс был внедрен на заводе №98 им. С.М.Кирова (директор А.М.Секалин). Этот завод изготовлял шашки для всех трех ступеней ракеты 8К95. В НИИ-125 была также разработана тканевая технология изготовления стеклопластиковых корпусов, по которой на заводе "Электроизолит" (директор Ю.И.Лебедев) было развернуто их производство. Изготовление стальных доньев, титановых раструбов и других элементов двигателей и ракеты проводилось в ОКБ-1.

Стендовая отработка двигательной установки началась в марте 1961 г, и была завершена за очень короткий срок — 2 года — в марте 1963 г. За этот период было испытано более 100 двигателей (1-я ступень — 39 одиночных двигателей и 3 пакета, 2-я ступень — 42 одиночных и 3 пакета, 3-я ступень — 35 одиночных и 4 пакета). Испытания проводились на специально построенных стендах на научно-исследовательском полигоне (начальник А.С.Викторов).

В ходе стендовой отработки двигателей были решены проблемы прогара корпусов из-за недостаточной толщины теплозащитных покрытий, нормального функционирования огневых связей между двигателями в пакете, надежной работы системы отсечки тяги, обеспечения требуемой термостойкости сопловых блоков.

Особо сложной проблемой явилось обеспечение нормального функционирования застойной зоны в зарядах. Здесь большое значение имели теоретические исследования, проведенные сотрудником НИИ-125 профессором Р.Е.Соркиным [6]. Его работы в области теории внутренней баллистики РДТТ, разбросов характеристик двигателей и ряд других стали классическими.

В успехи, достигнутые при отработке двигателей, внесли заметный вклад сотрудники НИИ-125 А.А.Дьячков, В.В.Бритарев, С.В.Кузнецов, В.Ф.Николаев и др.

Следует отметить большое внимание, которое на всех этапах создания ракеты 8К95 уделял ей С.П.Королев. Уже на начальной стадии реализации этого проекта был создан Совет Главных конструкторов по данной ракете, который принимал наиболее важные технические решения, обеспечивая в то же время необходимое взаимодействие всех организаций-соисполнителей, относящихся к министерствам и ведомствам многих отраслей промышленности. Важное значение имели авторитет и непреклонная воля С.П.Королева в достижении поставленных целей и сроков их выполнения.

Успешная стендовая отработка двигателей позволила уже в начале 1962 г. приступить к этапу летно-конструкторских испытаний. 28 апреля 1962 г. на полигоне Капустин Яр был проведен первый пуск ракеты РТ-1. Летные испытания (9 пусков) завершились в июне 1963 г, в основном — подтверждением заданных характеристик ракеты.

По существу, ракета РТ-1 явилась своего рода "учебной" ракетой, благодаря которой в ОКБ-1 сложился первый в нашей стране коллектив разработчиков СТР. Уже при создании ракеты РТ-1 Королеву, Садовскому и ведущим сотрудникам ОКБ-1 стало очевидно, что эта ракета по летно-техническим характеристикам значительно уступает ракете США "Минитмен-1". Так, при стартовой массе 29.5 т "Минитмен-1" имел предельную дальность 9300 км [1, с.20], а у РТ-1 эти характеристики составляли, соответственно, 34 т и 2400 км [3, с.13].

Основной причиной отставания ракеты РТ-1 являлось использование в маршевых двигателях баллиститного пороха. Поэтому для решения наиболее актуальной в то время задачи — создания МБР на твердом топливе, по своим характеристикам приближающейся к "Минитмен-1", было необходимо использование смесевых твердых топлив, обеспечивающих более высокие энергетические и лучшие массовые характеристики двигателей и ракеты в целом. Однако в то время, как указывалось выше, в нашей стране отсутствовала сырьевая и промышленная базы по производству СТРТ.

Создание таких баз в кратчайшие сроки требовало большого объема финансирования и крупных организационно-технических мероприятий. Поэтому уже в апреле 1961 г, когда еще проходили наземные испытания двигателей РТ-1, вышло Постановление Правительства, по которому предусматривалась разработка серии ракет на твердом топливе — РТ-1, РТ-2, РТ-15, РТ-25.

По идее С.П.Королева, использование принципа унификации маршевых двигателей (ступеней) трехступенчатой ракеты РТ-2 в различной комплектации позволило бы с минимальными затратами времени и средств создать серию ракет на различную дальность: РТ-2 — на 10000 и более км, РТ-15 из 2-й и 3-й ступеней РТ-2 — на 2000-2500 км, РТ-25 из 1-й и 3-й ступеней РТ-2 — на 4000-4500 км.

При этом ракета РТ-2 планировалась для шахтного базирования (прорабатывался также вариант железнодорожного базирования), РТ-15 — в вариантах подвижного грунтового и морского базирования, а РТ-25 -шахтного базирования. Замысел С.П.Королева заключался в охвате большинства задач, стоявших перед стратегическими ракетными силами страны с помощью одной серии ракет типа РТ.

ОКБ-1 было поручено руководство всей программой работ и создание МБР РТ-2 (8К98).

Разработка ракеты РТ-25 (8К97) была возложена на коллектив Главного конструктора М.Ю.Цирульникова. Однако в ходе разработки Министерство обороны отказалось от создания ракеты РТ-25. Поэтому перед Цирульниковым была поставлена задача разработки маршевых двигателей 1-й и 3-й ступеней ракеты РТ-2.

Ракету РТ-15 морского варианта (4К22) должен был разрабатывать коллектив Главного конструктора В.П.Макеева. После выполнения работ по эскизному проектированию и проведения ряда испытаний Макеев практически прекратил дальнейшую разработку твердотопливной ракеты, сосредоточив свое внимание на жидкостной ракете.

Таким образом, дальнейший период до середины 70-х годов был, фактически, потерян в нашей стране для создания ракет на твердом топливе для подводных лодок.

Ракета РТ-15 грунтового базирования (8К96) создавалась коллективом Главного конструктора П.А.Тюрина. Эта ракета была разработана, прошла летные испытания и в 1968 г. была предъявлена для принятия на вооружение. Однако Министерство обороны, мотивируя необходимостью слишком большого количества самоходных шасси для обеспечения функционирования подвижного ракетного комплекса, отказалось от принятия этой ракеты на вооружение. Следует отметить, что уже через несколько лет Министерство обороны выдало задание на разработку ракеты подвижного грунтового базирования средней дальности. Эта работа была поручена КБ, руководимому, А.Д.Надирадзе, и в 1977 г. появилась хорошо известная ракета "Пионер" (PCД-10/SS-20). При этом не следует забывать, что ракета такого класса (РТ-15) была создана еще в 1968 г. коллективами КБ С.П.Королева и П.А.Тюрина.

После выхода постановления правительства, которое определило начало работ по ракете РТ-2, в ОКБ-1 было проведено установочное совещание и подготовлена программа "Нейлон-С" по разработке СТРТ с удельным импульсом (расчетным) 235 кгс-с/кг при стандартных условиях ( Pk/Pa=40/1 и Pa=Ph=1 кгс/см2 ) Плотность топлива 1.75-1.76 г/куб.см. Эти топлива должны были обеспечить возможность изготовления зарядов массой до 40 т методом непосредственного литья в корпус двигателя. Одновременно была намечена программа по разработке корпусов и теплозащитных материалов, создана программа отработки двигателей.

Следует отметить, что идейным и техническим руководителем работ, связанных с созданием двигателей и ракет на твердом топливе, был заместитель С.П.Королева — Игорь Николаевич Садовский, которого отличала энергия, умение правильно сформулировать основные задачи и объединить коллектив для решения этих задач. Садовский был человеком высокой технической эрудиции и, невзирая на многочисленные трудности, стоявшие на его пути, последовательно отстаивал перспективность твердотопливной ракетной техники.

В разработке двигательных установок с зарядами из смесевых твердых топлив участвовали:

1-я ступень (блок А) — ОКБ-1 (С.П.Королев) и КБ Главного конструктора М.Ю.Цирульникова совместно с разработчиками топлив и зарядов — НИИ-130 (директор А.М.Секалин), НИИ-6 (директор И.И.Вернидуб) и позднее, с 1962 г. — НИИ-9 (директор — Я.Ф.Савченко).

2-я ступень (блок Б) — КБ Главного конструктора П.А.Тюрина совместно с институтом, возглавляемым В.С.Шпаком, позднее и с НИИ-9.

3-я ступень (блок В) — КБ Главного конструктора П.А.Тюрина совместно с институтом В.С.Шпака и НИИ-125 (директор Б.П.Жуков), а также КБ Главного конструктора М.Ю.Цирульникова с НИИ-130.

Таким образом, разработка ракетных ступеней проводилась, в известной мере, на конкурсных началах. В разработке первой и третьей ступеней принимали участие по две конструкторских организации, а в разработке топлив и зарядов для ракеты 8К98 — пять топливных организаций.

Это обеспечило высокий темп и максимальное использование научного и творческого потенциала всех задействованных организаций. Привлечение такого количества топливных и конструкторских организаций было вызвано тем, что основными проблемами при создании ракеты РТ-2 являлись разработка рецептуры и литьевой технологии изготовления литьем в корпус крупногабаритных зарядов, прочноскрепленных с корпусом.

В связи с этим был проведен широкий поиск в разных направлениях по исследованию и выбору рецептур смесевых топлив. В.С.Шпаком, Р.А.Малаховым, Е.Г.Романовой, Б.П.Жуковым были разработаны ряд рецептур СТРТ. Но вскоре оказалось, что практически все эти рецептуры не обеспечивали выполнения требований по деформативности топлив для обеспечения нормального функционирования зарядов, прочноскрепленных с корпусом двигателя.

Для двигателей 1-й и 3-й ступеней из топлива НИИ-130 приходилось использовать сложную технологию производства заряда. Последний отливался в отдельную форму, после выпрессовки из которой он устанавливался в корпус двигателя, а образовавшийся зазор заполнялся бронирующим составом, скрепляющим заряд с корпусом. Даже краткий перечень операций дает представление о сложности изготовления зарядов для двигателей блоков А и В, учитывая большую массу и поверхность склейки, измеряемую десятками квадратных метров. Особенно это относилось к двигателю блока А.

Хотя в 1963 г. был выполнен большой объем отработки зарядов и двигателей, сложилась критическая ситуация по двигателям блоков А и Б, поскольку ни одно из используемых к тому времени топлив не удовлетворяло поставленным требованиям по относительной деформации 40%, вместо имевшейся не более 10-12%.

Выходом из создавшегося положения явилась разработка НИИ-9 принципиально новых рецептур, использование которых обеспечило относительную деформацию топлива до 60%.

Весной 1963 г. на заседании Совета Главных конструкторов под председательством С.П.Королева директор НИИ-9 Я.Ф.Савченко представил предложения по созданию зарядов из топлива НИИ-9, заливаемого непосредственно в корпус двигателя.

Инициатива Я.Ф.Савченко была одобрена, и после проведения модельных испытаний началась разработка зарядов блоков А (совместно с КБ М.Ю.Цирульникова) и Б (совместно с КБ П.А.Тюрина). НИИ-9 провел большую работу по созданию топлив и разработке всего технологического цикла изготовления зарядов, обеспечению их работоспособности и стабильных характеристик.

Ведущая роль в создании этих топлив и зарядов для ракеты РТ-2 безусловно принадлежит Якову Федоровичу Савченко. Этот человек с крепкими нервами и исключительным упорством в достижении цели несмотря на критику со всех сторон организовал производство зарядов, сплотил коллектив единомышленников и превратил НИИ-9 в один из ведущих институтов отрасли. Разработанная технология топлив НИИ-9 явилась основой для создания зарядов последующих поколений ракет.

К числу основных конструктивных особенностей маршевых двигателей ракеты РТ-2 можно отнести:

— применение зарядов канально-щелевой формы с расположением щелей в предсопловой части; — стальные корпуса с отъемными днищами;

— четырехсопловые блоки с разрезными соплами для возможности управления вектором тяги по всем каналам;

— наличие двухступенчатой отсечки тяги на двигателе блока В.

Ракета РТ-2 запускалась из контейнера, находившегося в шахте, с помощью маршевого двигателя блока А, причем контейнер частично заполнялся водой, которая образовывала с продуктами сгорания топлива парогазовую смесь. При работе двигателя блока А стабилизация в полете обеспечивалась не только системой управления вектора тяги, но и четырьмя раскрывающимися решетчатыми аэродинамическими стабилизаторми. У ракеты РТ-2 было предусмотрено горячее разделение ступеней.

Большой объем наземных испытаний обеспечил успех уже первого летного испытания ракеты РТ-2, которое было проведено 4 ноября 1966 г. Летно-конструкторские испытания РТ-2 были завершены в декабре 1968 г., после чего она была принята на вооружение [3, с.10].

Разработка ракеты РТ-2 явилась толчком для развития существующих и создания новых научно-технических направлений, таких, как теория горения и воспламенения СТРТ, термодинамика и газодинамика двухфазных течений продуктов сгорания, теория прочности зарядов СТРТ, прочноскрепленных с корпусом РДТТ, экспериментально-теоретические методы определения удельного импульса двигателя, теория разбросов характеристик РДТТ, синтез новых и исследование существующих компонентов СТРТ, разработка новых высокоэффективных рецептур топлив, совершенствование технологических методов изготовления зарядов непосредственной заливкой в корпус двигателя, теория стабильности и прогнозирования гарантийных сроков хранения зарядов, разработка новых эффективных конструкционных, теплозащитных и эрозионностойких материалов, исследования в области конструирования корпусов РДТТ, а также сопловых блоков и органов управления вектором тяги, разработка методов испытаний РДТТ и их эксплуатации и других.

Большой вклад в развитие теории прочности зарядов внес д.т.н. В.В.Мошев (НИИ-130), а в области внутренней баллистики и газодинамики РДТТ д.т.н. Б.А.Райзберг (ОКБ-1).

В связи с успешной разработкой, совершенствованием и применением топлив НИИ-9, представилась возможность проведения модернизации ракеты РТ-2, которая была завершена в 1972 г. Эта новая ракета РТ-2П (8К98П) имела на всех трех ступенях двигатели с топливами НИИ-9, а на двигателе 3-й ступени был впервые применен двигатель с облегченным металлостеклопластиковым корпусом. По своим летно-техническим характеристикам РТ-2П приближалась к ракете США "Минитмен-3".

Хотя ракеты РТ-2 и РТ-2П были приняты на вооружение, объем их развертывания по сравнению с жидкостными ракетами был относительно невелик (60 шт.). Причинами этого являлись:

— значительная оппозиция ряда руководителей ВПК (Министра обороны СССР Г.А.Гречко, Министра общего машиностроения СССР С.А.Афанасьева, академика В.Н.Челомея);

— безвременная кончина С.П.Королева в 1966 г.;

— отсутствие поддержки твердотопливного направления в ОКБ-1 его новым Главным конструктором В.П. Мишиным.

Довод основного оппонента РТ-2 — В.Н. Челомея заключался в том, что твердое топливо в процессе хранения стареет и не может обеспечить требуемые гарантийные сроки хранения. Однако, как было подтверждено в дальнейшем, этот довод был несостоятельным. Опыт эксплуатации ракет РТ-2 и РТ-2П в войсках показал возможность их нахождения на боевом дежурстве в течении сначала 7 лет, а затем 10 и даже 20. Аналогичные результаты были получены в США на основании опыта эксплуатации ракет "Минитмен".

Хотя ряд сотрудников ОКБ-1 — И.Н.Садовский, Э.А.Вербин и А.А.Смердов получили Государственную премию СССР за разработку ракеты РТ-2 и РТ-2П, отношение ВПК к коллективу ОКБ-1, занимавшемуся работами по твердотопливной тематике становилось все более отрицательным, т.к. считалось, что это направление не должно развиваться в ОКБ-1. Тем не менее коллектив под руководством И.Н.Садовского продолжал работать над новыми проектами твердотопливных ракет. В частности, были разработаны технические предложения по ракете РТ-2М, которая по своим техническим характеристикам более чем на 10 лет опередила известную ракету США "MX". Тем не менее, практического развития эти работы не получили, и к середине 70-х годов коллектив И.Н.Садовского как разработчик твердотопливных ракет прекратил свое существование.

К сожалению, это привело к тому, что творческие возможности истинно талантливого человека и руководителя — И.К. Садовского не были до конца раскрыты.

Ликвидация высокопрофессионального, обладавшего уникальным в то время опытом разработки твердотопливных ракет коллектива явилось серьезной ошибкой, привело к потере темпа развития твердотопливной промышленности в нашей стране. Лишь через 10 лет в других КБ (А.Д.Надирадзе, В.Ф.Уткин) были развернуты работы по созданию твердотопливных ракет, прототипы которых были разработаны в ОКБ-1 значительно раньше.

В заключении необходимо подчеркнуть, что наряду с разработкой ракет РТ-1, РТ-2, РТ-2П, главным результатом этих работ явилось создание в нашей стране промышленного производства крупногабаритных зарядов и двигателей на смесевом твердом топливе, сырьевой и испытательной баз, формирование коллективов высококвалифицированных специалистов и новых научных направлений, обеспечивающих развитие твердотопливного ракетостроения, не уступающего лучшему мировому уровню.

ЛИТЕРАТУРА.

1. Волков Е.Б., Дворкин В.З., Прокудин А.И., Шишкин Ю.Н. Технические основы эффективности ракетных топлив. М., 1990.

2. Бирюков Ю.В., Комаров В.М. О казанском периоде жизни и деятельности С.П.Королева // Из истории авиации и космонавтики, вып.61. М., 1990.

3. Карпенко А.В. Российское ракетное оружие 1943-1993 гг. СПб., 1993.

4. Вернидуб И.И. Очерки из истории ракетной артиллерии и промышленности. М., 1992.

5. Клименко Г.К. Страницы из истории пороховой промышленности. М., 1990.

6. Сорокин Р.Е. Газодинамика ракетных двигателей на твердом топливе. М., 1967.
"Были когда-то и мы рысаками!!!"
 
Интересная получается картина:
http://makeyev.msk.ru/pub/msys/2001/karpenko_files/page02.html
Цитата
Ракетный комплекс Д-6

А. В. Карпенко

Развитие стратегических ракетных комплексов морского базирования в США и СССР на начальном этапе базировалось на использовании баллистических ракет на жидком топливе. В США после первых неудач была сделана ставка на твердотопливные ракеты типа Polaris. В СССР более удачны оказались результаты работ по баллистическим ракетам с ракетными двигателями на жидких компонентах топлива. Эти комплексы по многим характеристикам превосходили зарубежные аналоги. Однако ракеты на жидких компонентах (горючее + окислитель) более сложны и небезопасны в эксплуатации. Во время создания первых отечественных ракетных комплексов с подводным стартом, в частности ракетного комплекса Д-4 с ракетой Р-21, для повышения безопасности и надежности эксплуатации ракет на подводных лодках родилась идея создания для ПЛ проектов 629 и 658 баллистических ракет с
двигателями на твердом топливе.


Ракета комплекса Д-6(Вариант "Б",реконструкция)

ЦК КПСС и Совет Министров СССР приняли это предложение и постановлением ?1032-492 от 5 сентября 1958 года обязали госкомитеты Совета Министров СССР по оборонной технике, радиоэлектронике, химии и судостроению выполнить научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы по созданию комплекса баллистических ракет, стартующих из подводного положения, с двигателями на твердом топливе, присвоив этому комплексу индекс Д-6, а также утвердили головных исполнителей опытно-конструкторских и экспериментальных работ по использованию комплекса Д-6 (изделие "Р" ) на подводных лодках. Дальность стрельбы ракетой должна была быть не менее 800 км, предусматривалось проведение НИР по возможности создания ракеты с дальностью стрельбы до 2500 км. В перечень основных исполнителей по постановлению были включены: по комплексу в целомЦКБ-7 ГКОТ (главный конструктор П.А.Тюрин); по комплексу Д-6 и его размещению применительно к подводным лодкам проектов 629 и 658 - ЦКБ-16 и ЦКБ-18 ГКС (главные конструкторы Н. Н.Исанин, И.Б. Михайлов); по системе управления в целом - НИИ-592 ГКРЭ (главный конструктор Семихатов); по гироскопическим приборам и корабельным счетно-решающим устройствам - НИИ-49 ГКС (главный конструктор В.П.Арефьев); по бортовому электрооборудованию и источникам тока - НИИ-627 и ВНИИТ МЭТП (главные конструкторы А.Г.Иосифьян и Н.С.Лидоренко); по созданию продукта "Нейлон" и отработке промышленной технологии его изготовдения - ГИПХ и НИИ-125 МХП (научные руководители В.С.Шпак и Б.П.Жуков); по корабельной стартовой установке - ЦКБ-34 ГКОТ (главный конструктор Е.Г.Рудяк); по комплексу наземного, стыковочного, подъемно-транспортного и вспомогательного оборудования ГСКБ Московского Совнархоза (начальник Петров). Для разработки комплекса Д-6 были утверждены научные руководители: по ракете комплекса Д-6 - академик С.П.Королев (ОКБ-1 ГКОТ); по системе автономного управления - член-корресподент АН СССРН.А.Пилюгин(НИИ-885 ГКРЭ); по двигателю с продуктами "Нейлон" - д.т.н. Ю.А.Победоносцев (МАИ МВО); по новым полимерным материалам - академик В.А.Каргин (институт имени Карпова ГКХ). В разработке комплекса Д-6 принимали участие также другие организации включая:ЦНИИ-45, ЛВМИ, НИИ-13, ЛТИ, НИИ-6, в/ч 31303, НИИ-88, НИИ-137, завод ?6, 0рехо-3уевский завод "Карбонит", СКБ-699, завод ?669, ОКБ-686, завод ?686, ВНИИСК, НИИПП, НИИ-2, КБ-2 завода ?81, комбинат ?101 и др.
Проведение испытаний двигателей было задано на полигоне ?55 Военно-морского флота. Для решения отдельных проблем связанных с созданием комплекса Д-6 было разрешено проводить конкурс с последующим премированием за счет ассигнований выделенных на разработку.
Метод и последовательность выполнения работ по комплексу Д-6 были приняты аналогичными с комплексом Д-4, включая порядок его отработки и испытаний на полигоне в/ч 99375. В качестве типоразмеров пусковой шахты для комплекса Д-6 была задана шахта в размерах для ракеты Р-13 комплекса Д-2.

Проект ражетного комплекса Д-6 (вариант "Б" ) Разработчик       ЦКБ-7 (КБ "Арсенал" )
Главный конструктор       П.А.Тюрин
Изготовитель       Завод ?7
Тип комплекса       Стратегический ракетный комплекс с твердотопливной баллистической ракетой для стрельбы по неподвижным береговым целям
Корабли-носители       ПЛ пр.629Д6,658Д6
Состояние       Работы по комплексу велись в 1958-1960 годах
Ракета       Типа "P"
Дальность стрельбы, км:проект 1958 года       более 800
Дальность стрельбы, км:на перспективу (по проекту 1958 года)       2500
Максимальное отклонение от цели при пусках на наибольшую прицельную дальность (без учета местоположения и курса ПЛ), км: боковое отклонение ( 1958 год)       4
Максимальное отклонение от цели при пусках на наибольшую прицельную дальность (без учета местоположения и курса ПЛ), км: по дальности (1958 год)       4
Головная часть: тип       Моноблочная, ядерная (специальная) типа "49"
Головная часть: вес, кг       500-1200
Головная часть: мощность заряда, Мт       0.3-1
Система управления       Автономная инерциальная
Разработчик       НИИ-592
Гл. конструктор       Семихатов
Разработчик гироскопических приборов       НИИ-49
Органы управления       Поворотные насадки (разрезные сопла)
Тип старта       "Сухой" подводный из шахты с помощью стартовых двигателей
Глубина старта, м       30-50
Число ступеней       2
Размеры, м: - длина полная       14,5-15,0
Размеры, м: - макс. диаметр корпуса       1,85
Стартовый вес, т       21-22,5
Топливо       Баллиститный порох
Первая ступень: Тип       ЗИФ-ИР-190
Вес снаряженной ступени, т       12,2
Макс. диаметр корпуса, м       1,85
Двигательная установка       Четыре РДТТ в одном блоке
Разработчик       ЦКБ-7
Тип топлива       Баллиститное "Нейлон-Б"
Разработчик топлива       НИИ-125
Гл. конструктор       Б.П.Жуков
Вес топлива, т       4х2,5
Вторая ступень: Тип       ЗИФ-ИР-191
Вес снаряженной ступени, т       6,6
Макс. диаметр корпуса, м       1,7
Двигательная установка       Четыре РДТТ в одном блоке
Разработчик       ЦКБ-7
Тип топлива       Баллиститное "Нейлон-Б"
Разработчик топлива       НИИ-125
Вес топлива, т       4х1,3
Стартовые двигатели: Тип       Пороховые ПРД-78
Разработчик       Завод ?81 ГКАТ
Число двигателей       6 ( 8 )
Пусковая установка: Разработчик       Е.Г. Рудяк
Тип:       Шахтная
Размеры, м: длина       16,0
Размеры, м: диаметр       2-2,15
Число ракет на ПУ       1
Корабельная система управления: Тип       Счетно-решающие приборы
Разработчик       НИИ-49

Работы по созданию твердотопливной БРПЛ в части разработки топлива велись по двум основным направлениям: баллиститное топливо 'Нейлон-Б' (разработчик НИИ-125) на базе артиллерийских порохов и смесевое твердое топливо 'Нейлон-С' (разработчик ГИПХ). Твердое смесевое топливо "Нейлон-С" создавалось с использованием перхлората аммония, фурфурольно-ацетоновой смолы, тиокола марки "Т" и нитрогуанидина, для его производства предполагалось создать специализированные предприятия. На базе обоих типов топлива было разработано 7 вариантов ракеты, два с топливом "Нейлон-Б" пять с "Нейлон-С". По проекту "Нейлон-Б" создавалась ракета с давлением в двигателе первой ступени 40 кг/кв.см, единичный импульс двигателя 200 кг сек/кг. Диаметр двигателей первой и второй ступеней 0,7-0,85 м, в состав каждой ступени входило четыре двигателя, связанных между собой в один пакет. Для привода рулевых сопловых насадок применялись рулевые гидравлические машины. Корпус проектировался с использованием материала ЭИ-912.
По проекту "Нейлон-С" разрабатывалось пять вариантов ракеты: НИР-1, НИР-2, НИР-ЗС, НИР-4Б, НИР-5Б, позднее было разработано
ещедва варианта НИР-6С и НИР-7С. На первых вариантах ракеты для управления предполагалось использовать газовые рули, но при испытаниях они прогорали и последующие варианты ракеты прорабатывались с поворотными соплами двигателей, однако и это направление не получило развития. Последние варианты проектировались с управляемыми насадками на соплах (разрезные сопла, материал - стеклопластик и молибден, хром), но реальное воплощение такой конструкции органов управления появилось только на БР 8К98 и 8К96.
Для привода рулевых сопловых насадок применялись рулевые гидравлические машины. В ноябре 1959 года был завершен эскизный проект комплекса, в 1958-1962 годах предполагалось проведение ОКР, начало летных испытаний было запланировано на 1960 год. На Ржевском полигоне под Ленинградом в рамках темы Д-6 проводилась отработка опытных твердотопливных двигателей массой до 0,5 т.
Инерциальная система управления проектировалась в НИИ-592. В ходе работ были созданы макеты приборных отсеков ПО-1-МС и ПО-1-МА. На ракете варианта 'С' использовалось смесевое твердое топливо 'Нейлон-С' (разработчик ГИПХ): НПА-СА-1-27-Л-2 или НПА-П4-125-22-Л. Давление в критическом сечении сопла двигателя первой ступени 40 кг/кв.см, единичный импульс двигателя 210 кг сек/кг.
К концу 1959 года, пользуясь предварительными данными, полученными от головных исполнителей комплекса, бюро разработало эскизный проект 629Д6 (главный конструктор Я.Е. Евграфов) размещения на подводной лодке проекта 629 ракетного комплекса Д-6. В нем при сохранении числа ракет, равном имеющемуся на подводной лодке проекта 629А, предусматривались изменения, связанные со спецификой нового комплекса. Предполагалось применить новые стартовые установки, новую аппаратуру систем управления и обслуживания ракет,изменить конструкцию шахт, состав корабельных систем и устройств.
В течение 1960 года по данным. полученным от ЦКБ-7 и ЦКБ-34, в ЦКБ-16 под руководством Я.Е. Евграфова был разработан технорабочий проект ПСД-6 погружающегося стенда для отработки испытаний макетов ракет комплекса Д-6. Вся рабочая документация была передана херсонскому заводу ? 444 в декабре. Принципиальная схема и конструкция стенда были сохранены аналогичными стенду ПСД-4, для изделия комплекса Д-6 был использован второй стенд, заданный по постановлению ЦК КПСС и СМ СССР ?315-145 от 18 марта 1959 года. В разработке документации и изготовлении оборудования для плавстенда принимали участие ЦКБ-34 ГКОТ (проектирование стартовой установки) и завод ?7 ГКОТ (изготовление стартовой установки).
Одновременно с разработкой стенда в июле начались работы по техническому проекту переоборудования ПЛ проекта 629 под комплекс Д-6 на основании тактико-технического задания ГУК ВМФ по материалам эскизного проекта 629Д6. Под руководством главного конструктора Я.Е.Евграфова разрабатывался в это же время и технический проект 613Д6 переоборудования подводной лодки проекта 613, ПЛ была выделена для испытаний постановлением СМ СССР ?141-64 от 9 февраля 1959 года, для отработки и испытании на ней комплекса Д-6 путем запуска натурных макетов ракеты на ходу подводной лодки. Проект 613Д6 был завершен в
ноябре, а в январе 1961 года рабочие чертежи были переданы херсонскому заводу ? 444.
Постановлением ЦК КПСС И СМ СССР ?656-267 от 18 июня 1960 года в развитие постановления 1958 года была задана разработка комплекса Д-6 для подводных лодок проектов 629, 658 и 667 (главный конструктор А.С.Кассациер) с твердым топливом "Нейлон-С", с завершением технических проектов ПЛ к IV кварталу 1962 года. В новом постановлении дальность стрельбы комплекса задавалась в 1100 км, незначительно снижалась заданная точность стрельбы. Начало совместных летных испытаний предусматривалось с
подводной лодки проекта 629Б в III квартале 1962 года. Постановление задавало проработку варианта ракеты для использования в сухопутных войсках Советской Армии. Разработка специального заряда с автоматикой, системой инициирования, электропитания, контактным и неконтактным датчиками и контрольно-измерительной аппаратурой для технической и стартовой позиции поручалась НИИ-1011 Минсредмаша (главный конструктор Щелкин). По проектированию и изготовлению гироскопических приборов и корабельных счетно-решающих устройств головной организацией был определен как и раньше НИИ-49 ГКС (сменился главный конструктор Буров).
В рамках темы Д-6 НИИ-88 ГКОТ (научный руководитель Тюлин) было поручены исследования по аэродинамическим и прочностным характеристикам, а также по разработке измерительных средств для изделия.



Проект ракетного комплекса Д-6 (вариант "С" [Шутливо] Разработчик ЦКБ-7 (КБ "Арсенал" [Шутливо]

Главный конструктор       П.А.Тюрин
Изготовитель       Завод ?7
Тип комплекса       Стратегический ракетный комплекс с твердотопливной баллистической ракетой для стрельбы по неподвижным береговым целям
Корабли-носители       ПЛ пр.629Д6,658Д6,667(вариант)
Состояние       Работы по комплексу велись в 1958-1961 годах
Ракета       "Изделие Д-6"
Дальность стрельбы, км: - проект 1958 года       Более 800
Дальность стрельбы, км: - проект 1960 года       1100
Дальность стрельбы, км: - на перспективу (по проекту 1958 года)       2500
Дальность стрельбы, км: - на перспективу (по проекту 1960 года)       1500
Максимальное отклонение от цели при пусках на наибольшую прицельную дальность (без учета местоположения и курса ПЛ), км: по дальности (1958 год)       + 4
Максимальное отклонение от цели при пусках на наибольшую прицельную дальность (без учета местоположения и курса ПЛ), км: по дальности (1958 год)       + 5
Максимальное отклонение от цели при пусках на наибольшую прицельную дальность (без учета местоположения и курса ПЛ), км: боковое отклонение (1958 год)       + 4
Максимальное отклонение от цели при пусках на наибольшую прицельную дальность (без учета местоположения и курса ПЛ), км: боковое отклонение (1960 год)       + 4
Головная часть: - тип       Моноблочная,ядерная(специальная) типа "49"(49ФУЭ)
Разработчик       НИИ-1011 МСМ
Вес боевой части, кг       500-1200
Вес заряда 49ФУЭ, кг       850
Мощность заряда, Мт       0,3-1
Тип взрывателя       Контактные и неконтактные датчики
Разработчик неконтактных датчиков       НИИ-137 ГКОТ
Разработчик контактных датчиков        СКБ-885 ГКРЭ
Система управления: - тип       Автономная инерциальная
Разработчик       НИИ-592
Гл. конструктор       Семихатов
Разработчик гироскопических приборов       НИИ-49
Органы управления       Поворотные насадки (разрезные сопла)
Тип старта       "Сухой" подводный из шахты с помощью стартовых Двигателей
Глубина старта, м: - проект 1958 года       30-50
Глубина старта, м: - проект 1960 года       40-50
Размеры, м: - длина полная       14,8-15,0
Длина головной части       1,3
Макс. диаметр корпуса       1,8
Стартовый вес, т       21,5-26
Топливо       Смесевое твердое
Первая ступень: Тип       ЗИФ-ИР-194
Вес снаряженнойступени, т       14,7
Вес топлива.т       12,2
Двигатель       Четырехсопловой РДТТ однокамерный
Разработчик       ЦКБ-7
Тип топлива       Смесевое "Нейлон-С"
Разработчик топлива       ГИПХ
Гл. конструктор .       В.С.Шпак
Единичный импульс на земле, с       210-220
Давление в камере сгорания, кг/см2       30-40
Вторая ступень: Тип       ЗИФ-ИР-189
Вес снаряженной ступени, т       5,85
Вес топлива, т       4,7
Макс. диаметр корпуса, м       1,8
Двигатель       Четырехсопловой РДТТ однокамерный
Разработчик       ЦКБ-7
Тип топлива       Смесевое "Нейлон-С"
Разработчик топлива       ГИПХ
Гл. конструктор       В.С.Шпак
Единичный импульс на земле, с       220
Давление в камере сгорания, кг/см2       30-40
Стартовые двигатели: Разработчик        КБ-2 завода ?81 ГКАТ и НИИ-125 ГКОТ
Тип       Пороховые ПРД-78
Число двигателей       6 ( 8 )
Топливо       Твердое "Нейлон-Б"
Пусковая установка: Разработчик       ЦКБ-34
Тип       Шахтная СМ-93
Размеры, м: -длина       16,0
Размеры, м: диаметр       2,15
Число ракет на ПУ       1
Корабельная система управления: Тип       Счетно-решающие приборы
Разработчик       НИИ-49

Изготовление ракет для комплекса Д-6 было поручено заводу ?7 ГКОТ (завод "Арсенал" [Шутливо] , для производства зарядов из топлива "Нейлон-С" привлекался завод ?6 Ленинградского совнархоза. Для пуска с погружаемого стенда ПСД-6 задавалось изготовление шести макетов изделий без аппаратуры системы управления и столько же для отработки с ПЛ проекта 61ЗД6.
К отработке и изготовлению комплекса Д-6 кроме основных исполнителей привлекались следующие предприятия: в части дефектоскопии зарядов в двигателях, по теплозащитным покрытиям, специальным материалам, антикоррозийным покрытиям для двигательной установки и технологии их изготовления - НИИ-13 ГКОТ, с участием НИИПМ и ВНИИ Стекловолокна ГКХ; по изготовлению и поставке зарядов из состава НМФ-2-комбинат ?101 Ростовского совнархоза; по вращающимся преобразователям тока для стартовых позиций - ВНИИЭМ ГКАМ; по специальным электрочасам - завод ЭЧЛ Ленинградскою совнархоза; по наземному электрооборудованию - ОКБ-686 и завод ?686; по постоянным магнитам бортового электрооборудования - СКВ и завод ?667; по специальным силовым и бортовым кабелям - ОКБ-КП ГКАМ, завод "Электропровод" Московского совнархоза и завод "Камкабель"
Пермского совнархоза; по специальным стартовым и бортовым кабелям - Томское НИИКП и завод "Томсккабель" Томского совнархоза;
по специальным штепсельным разъемам - НИИ-131 ГКРЭ, ОКБ-371 и завод ?371 Татарского совнархоза; по промежуточным слоям между
зарядами и корпусом двигателя и резиновым уплотнениям - НИИРП ГКХ; по жаростойким материалам для сопловых блоков и камер двигательной установки - ВНИИМАШ ГКАМ, ИГИ АН СССР и завод ?522 Московского совнархоза, Институт металлокерамики АН Украинской СССР; по отработке и поставкам графитовых изделий для двигательной установки - Московский электродный завод Московского совнархоза; по телеметрическим датчикам - ОКБ-133, ОКБ-213 и завод ?224 ГКАТ; по гидродинамическим характеристикам - ЦНИИ-45 ГКС, по разработке и вводу в эксплуатацию полигонного измерительного комплекса для летной
отработки изделий - НИИ-4 МО, в части источников тока для специального заряда м системы аварийного подрыва - ВНИИТ ГКАМ, по системе аварийного подрыва - ЦКБ-7, НИИ-6, НИИ-137 ГКОТ и НИИ592 ГКРЭ; по пиросредствам и детонирующим устройствам - ГСКТБ-5 ГКОТ; по приборам контроля установки изделия в шахте ПЛ - завод имени В.И.Ленина ("Арсенал" [Шутливо] Киевского совнархоза, по транспортному железнодорожному оборудованию - СКБ и Вагоностроительный завод Калининского совнархоза; по подъемно-стыковочному агрегату - завод ?444 Херсонского совнархоза; по самоходному шасси для подъемно-стыковочного агрегата - СКБ Минского автозавода Минский автозавод Совета народного хозяйства Белорусской ССР; по передвижному самоходному 30-тонному крану - завод имени Январского восстания Одесского совнархоза; по транспорту и вспомогательному оборудованию -
завод "Машиностроитель" ГКОТ; по разработке и изготовлению комплекса технологического оборудования для отработки и заводских испытаний двигателей и ракеты на стендах полигона ?55 и полигона ?4 ВМФ - СКБ и завод ПТО имени Кирова Ленинградского совнархоза; по стендовой огневой отработке двигателей - полигон ?55 ВМФ; по отработке старта с ПЛ проекта 613Д6 - полигон
?4 МФ; по проведению совместных МО и промышленности летных испытаний ракет - ГЦМП МО и др.
Летно-конструкторские испытания ракет комплекса Д-6 предполагалось провести с подводной лодки проекта 629Б, строившейся на
заводе ? 402 (директор Егоров), на Государственном Центральном морском полигоне (ГЦМП). С этой целью в ракетном отсеке подводной лодки было зарезервировано место (ранее располагалась кормовая шахта) для установки шахты и аппаратуры управления комплексом Д-6.
Для размещения ракетного комплекса Д-6 в ЦКБ-18 прорабатывалась его установка на проект 667 атомной подводной лодки, вместо комплекса Д-4. При размещении комплекса Д-6 на атомных ПЛ проекта 667 ракеты предполагалось размещать в поворотных пусковых установках СМ-95, создаваемых в ЦКБ-34. Разработка другого технического проекта 629Д6 закончилась в 1 квартале 1961 года, но
4 апреля постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР ?316-137 и приказом ГКС от 27 апреля 1961 года все работы по комплексу Д-6 были признаны неперспективными и прекращена дальнейшая его разработка.
Этим же постановлением было принято решение о создании нового
ракетного комплекса Д-7 с БР РТ-15М на твердом топливе. В связи с таким решением строительство погружающегося стенда для Д-6 на заводе ?444 также было приостановлено при технической готовности около 47 процентов.
В дальнейшем в ОКБ-1 была создана наземная опытная стратегическая ракета средней дальности РТ-1, в которой использовались
основные принципы построения БР комплекса Д-6, а также двигатели, созданные в НИИ-125. Ракета прошла испытания в 1962 году.


Литература:

1. "История Санкт-Петербургского морского бюро машиностроения. Том 2. Центральное конструкторское бюро ?16
- Центральное проектное бюро "Волна", СМ:СПМБМ "Малахит", 1995
2. Приказ председателя ГКС ?00220 от 29 сентября 1958 года
3. Приказ председателя ГКС ?00199 от 7 июля 1960 года
4. Архивные материалы ЦНИИ им.акад. А.Н.Крылова и КБ "Арсенал" им.М.Ф.Фрунзе

Источник:

Научно-технический сборник "Невский бастион" Выпуск 6.
Изменено: Salo - 01.01.2013 14:13:51
"Были когда-то и мы рысаками!!!"
 
Получается инициатором твердотопливного направления был Тюрин, а  Королёв с Победоносцевым "подхватили знамя".
"Были когда-то и мы рысаками!!!"
 
http://www.lockon.ru/index.php?scr=photos&end_pos=1042&lang=ru&page=7
"Были когда-то и мы рысаками!!!"
 
Цитата
Получается инициатором твердотопливного направления был Тюрин, а  Королёв с Победоносцевым "подхватили знамя".
У меня такое чувство что Королёв занялся твердотопливными ракетами потому что понимал что кислородные для МБР не годятся а делать на "глушковских компонентах" не хотел.
Ангара - единственный в истории мировой космонавтики случай когда новая ракета по всем параметрам хуже старой. (с) Старый Ламер

Чем мрачнее и непригляднее реальность тем ярче и цветистее бред. (с) Старый Ламер
 
Ракеты комплекса Д-6 в реконструкции А. Шлядинского:
Lingua latina non penis canina
 
Цитата
Цитата
Salo пишет:

Получается инициатором твердотопливного направления был Тюрин, а Королёв с Победоносцевым "подхватили знамя".
Старый пишет:

У меня такое чувство что Королёв занялся твердотопливными ракетами потому что понимал что кислородные для МБР не годятся а делать на "глушковских компонентах" не хотел.
Почему он ими занялся подробно описано у Чертока. Только занялся он ими примерно на год позже Тюрина, имея полную информацию о ходе работ как научный руководитель. Видимо и участие Макеева в работах по Д-7 заслуга Королёва. А Тюрину отдали РТ-15. Надо же было что-то дать.

Парадокс в том, что и РТ-15 и РТ-2П доводил в 70-х тот же Тюрин.
Изменено: Salo - 01.01.2013 14:15:48
"Были когда-то и мы рысаками!!!"
 
Цитата
Получается инициатором твердотопливного направления был Тюрин, а  Королёв с Победоносцевым "подхватили знамя".

Тогда уж, скорее, Цирульников. А до него - НИИ-4 с ПР-1 и ПР-2 и НИИ-1 с Марсом и Филином :wink:
Что касается "больших" ракет с РДТТ то тут все непросто. Например, постановление по Д-6 вышло в сентябре 1958 г. Ю.А.Победоносцев обратился к СП с инициативой создания твердотопливной БРДД в марте 1958 г. С другой стороны, практика принятия постановлений была такова, что они ваыпускались, когда по изделию была определенная ясность. Я, например, предполагал, что работы по ракетам Д-6 начались где-то в конце 1957 г., но в КБ Арсенал мне эту информацию не подтвердили (я с ними имел электронную переписку года три назад), сказав, что в то время занимались твердотопливными ЗУР. Что касается научного руководства СП по Д-6, то по воспоминанию неназванного ветерана Арсенала, оно было формальным. Но в любом случае, СП мог иметь информацию по Д-6 от Победоносцева (как разработчика РДТТ).
Lingua latina non penis canina
 
На эту мысль наводит схожая конструкция ступеней. Использование отдельных управляющих РДТТ на первой и третьей ступени также видимо объясняется неудачной попыткой Тюрина применить отклоняемое сопло на Д-6.
И главное что наводит на эту мысль- то что имя Тюрина даже не упоминается в материалах РККЭ по РТ-1.
"Были когда-то и мы рысаками!!!"
Страницы: Пред. 1 2 3 4 5 6 ... 11 След.
Читают тему (гостей: 1)
Журнал Новости Форум Фото Статьи