Страницы: Пред. 1 2 3 4 След.
RSS
5НМ, 4НМ, 5М, 4М
 
дубль...
может мы те кого коснулся тот (еще) энтузиазм...
 
Цитата
Это 4НМ. Если ему лень заглянуть на предыдущую страницу, то не надо ему подсказывать, Петрович.
"Были когда-то и мы рысаками!!!"
 
Я машинально командор ! (с)   :oops:
может мы те кого коснулся тот (еще) энтузиазм...
 
Кто из нас командор, это большой вопрос. :lol:
"Были когда-то и мы рысаками!!!"
 
Кстати обнаружил у себя в компе эту фотку, саму то фотку
вспомнил, но инфы по изображенному...  (склерос-с :cry: )



Случайно не по теме топика ?
может мы те кого коснулся тот (еще) энтузиазм...
 
"Были когда-то и мы рысаками!!!"
 
Вроде чем-то похоже. :roll:
может мы те кого коснулся тот (еще) энтузиазм...
 
Это вопрос  к Vladimir'y.
"Были когда-то и мы рысаками!!!"
 
Цитата
Поступило предложение выложить скан книги  
Середа В.К. Воспоминание и думы.
в виде as is
Вот - скачать 9.9 мб
Стр.144-147:
Цитата
7.3. Двигатели на гидразине (С5.71; С5.70; С5.72; С5.78)

Двигатели предназначались для траекторных блоков 5М, 184Ф, 165В, 186Ф. После приостановки разработки этих блоков работа продолжалась по НИР «Юпитер 2» «Циркон», для двигателей взлетного, посадочного и орбитального аппарата, для посадки автоматической научной станции на Марс с забором и доставкой на Землю грунта Работа проводилась в 1975- 1981 гг.. С5.78 - 1999г.

Основные требования к двигателям:

1) Посадочного блока:
— обеспечение плавного изменения тяги в диапазоне 3000 кг, малая масса и малые габариты, что обусловило выбор высокого давления на входе в сопло;
— факел не должен создавать помех для навигационных систем при посадке аппарата.

2) Разгонного двигателя и коррекции траектории:
— высокие энергетические показатели при малой массе и тягой 400 кг.

Вышеуказанным требованиям мог удовлетворить корректирующий двигатель, использующий топливо гидразин, и выполненный по замкнутой энергетической схеме (на 20 единиц больше для двигателя тягой 400 кг при штатном топливе АТ+НДМГ).
Для двигателя посадки используется гидразин в качестве монотоплива с каталитическим разложением. Для автоматической научной станции предполагалось использовать ДМТ тоже на гидразине. Все это позволило создать объединенную ДУ с одним топливным баком, что дало существенную экономию массы.

К моменту начала работ по теме «Юпитер» не было опыта создания двигателя с ТНА на гидразине До этого гидразин использовался в качестве основного компонента при освоении горючего люминал А.
Разработка катализатора для снаряжения газогенератора велась в ГИПХе.
Испытание двигателя производилось сначала в НИИХМ, потом в комплексе 9 КБ ХМ.

7.3.1. С5.71

Двигатель одноразовый, обеспечивает стабилизацию объекта по каналам тангажа и рыскания, мягкую посадку на поверхность Марса.
Работает на монотопливе (раствор аммиака в гидразине).
Двигатель выполнен с ТНА и максимальными энергетическими характеристиками, минимальной массой по «замкнутой» схеме. Привод ТНА — продукт каталитического разложения гидразина в газогенераторе. После турбины газы истекают через сопло, создавая тягу. По пути к газогенератору топливо охлаждает тракт сопла двигателя.
Тяга, регулируется дросселем и приводом от СУ. Двигатель управляется подачей и стравливанием управляющего газа. После останова полости двигателя продуваются инертным газом, включаемым автоматически при снижении давления в полостях двигателя.
Двигатель однократного применения, но он выполнен для многоразового включения, что обеспечивает проведение КТИ и возможность набора статистики.
Потребовалось применение новых жаропрочных материалов, так как температура газа в ТНА - 12000С
Всего испытано 55 двигателей.

В результате испытаний:
1) Найдена флегматизирующая присадка к гидразину в пи; добавления 3-5% аммиака — создан новый продукт АГ, снижающий его взрывчатые свойства и улучшающий его эксплуатационные свойства.
2) Создана стендовая база.
3) Освоена эксплуатация гидразина и продукта АГ при хранении, транспортировании, заправке, сливе, нейтрализации сливов и продуктов разложения в стендовых условиях и при испытаниях.
4) Впервые разработан двигатель на монотопливе — продукте АГ, с ТНА, тягой изменяющейся в широком диапазоне.
5) Разработана конструкция газогенератора каталитического разложения,
6) Разработана конструкция ТНА. с температурой - 12000С что обеспечено:
— Применением высокопрочных и корозионностойких ниобиевых сплавов, покрытий деталей сложной конфигурации;
— введением термического разделения насоса и турбины;
— введением охлаждения нагретых поверхностей;
7) Работы по разработке не завершены:
— не проверена работоспособность после длительного хранения и виброиспытаний;
— мала статистика по параметрам двигателя;
— не полностью выполнены работы по новым материлам и технологиям,
— не проведены ЗДИ.

7.3.2. С5.70

Двигатель С5 70 предназначен в качестве двигателя траекторного блока, однокамерный, многократного включения (18 раз), с системой подачи топлива, с дожиганием рабочего тела после турбины в камере, на 2-х компонентном топливе на режиме БТ и однокомпонентном на режиме МТ (горючим). Окислитель — АТ, горючее — гидразин, далее продукт АГ (4% раствор аммиака в гидразине).
Испытано всего 49 двигателей.

В результате испытаний:
1) За горючее принят продукт АГ.
2) Приняты меры по изменению конструкции для исключения перегрева и разложения гидразина в полостях двигателя на режиме и после останова, контакта гидразина с горячим газом.
3) В техпроцессы изготовления введено травление и пассивация гидравлических трактов с целью удаления окислов, окалины и загрязнений (обладающих к гидразину каталитическими свойствами)
4) Введена балластирующая продувка полостей насоса О и турбины.
5) Обеспечено быстрое открытие полостей Г двигателя при останове
6) Выбран газогенератор с химическим (2-х компонентным) зажиганием
7) Конструкция подтвердила:
- работоспособность;
- длительное время (до 2000 с);
- многократное включение.
Для повышения работоспособности необходимо увеличение прочности корпуса и диска турбины.
8 ) Для сохранения исходной активности катализатора введен предпусковой подогрев до 1500С для обеспечения соответствующих условий хранения катализатора,
9) Достаточно интенсивный выход на режиме обеспечивается путем подачи газа высокого давления в магистрали Г при одновременно открытых клапанах входа в газогенератор Это также исключает накопление и размещение Г в полостях газогенератора и затурбинной части.

В итоге:
1) Создан двигатель с ТНА по схеме дожигания, с высокими энергомассовыми характеристиками, многократного включения и временем работы до 2000с.
2) Повышена работоспособность из-за повышения жаропрочности диска и корпуса турбины и сохранения активности катализатора пускового газогенератора.
3) Созданы работоспособные на АТ + АГ камера, ТНА, узлы регулирования.
4) Решен вопрос пуска и останова схемы с дожиганием.
5) Не проведены ЗДИ.
6) На основе двигателя С5.70 возможна отработка двигателей для разгонно-траекторных блоков и взлетных ступеней космических аппаратов.

7.3.3. Основные исполнители:

1) По разработке двигателей С5.70 и С5.71: Елисеев А.П., Скорняков Р.А., Середа В.К., Прасолов А.Ф., Шувалова Л.Г., Овчинников А.Г., Егоров ИЛ., Черненко В.И., Славнина В.Б., Рыбаков В А., Крылова О.И., Морозов В.И., Юлдашева Л И., Егоров Н.П., Кличановский Г.Н., Нешин А.М, Салищев Ю.К., Севрюгин Ю.А., Халкевич В А., Флеров А.В., Шутин В.М., Степин Ю.В., Зарубина Е.Е., Козлова ЕИ., Либин В.Л., Макаров А.В., Хандога В.И., Баскаков В.И., Бондовская К.Ф., Веселии В.С, Горин В.Н., Демьянов Ю.И., Ильевич Г.М., Курбашкин Ю А., СемернинаТ.М., Ткаченко В.М., Чугунов М.А., Лаврова С.Е., Черёмных Ф.П.. Жариков В Ф., Колотов А.А., Романова Л.В., Чернов В А, Орлов Н.Н., Воинов В А
2) По материалам и технологическим процессам: Сирачева М.В., Попов Ю.М., Косарев В.В., Чижиков В.И.. Соловьев Э.И., Косенко Л.А., Челышев А.Е., Власова Н.А., Ивано Л. А., Елисеев В.Н., Ефременко В.Ф. , Дегтярева Н.В., Бойц Э.М., Азовская Т И., Красников П.П., Лукьяновым В А., Луговая В.И., Лепшина А.Г., Цукублина Е.В.
Ведущий конструктор - Рыбаков В.А. В работах принимали участие работники ГИПХа и НИИХМ.

7.3.4. С5.72

В 1975г была разработана рабочая КД на двигатель для разгонной ступени комплекса 5М. Двигатель обеспечивает:
— старт с поверхности Марса;
— стабилизацию тяги и соотношения компонентов с помощью импульсных блоков;
— стабилизацию по крену.
Двигатель одноразовый, с 2-мя режимами (ВТ и МТ), компоненты: гидразин + АТ.
Основные исполнители по разработке двигателя: Климонова Разинькина В.М., Модин С.С.. Скорняков Р.А., Морозов В.
Работа прекращена.
"Были когда-то и мы рысаками!!!"
 
Цитата
Цитата
In the mid-1970s, research and development on a complex radionuclide (radioisotope) power system using Pu-238 was initiated to support long term research of Mars. This power system, named VISIT, included an RTG with an electrical power output of about 40 W, the excess heat from which was transferred to a heat exchanger by pipes. However, VISIT power system development was limited to conducting terrestrial tests of its design and the fabrication of scale models, as well as thermal and electrical prototypes. During this era, key problems connected with the creation of radioisotope powered TEGs, or RTGs, for space were solved, namely:

(a) The production and processing of the Pu-238;
(b) The production of the cermet tablet fuel based on plutonium dioxide;
© The structural materials for the manufacture of the RHU (capsules with radionuclide), as well as their compatibility with the fuel composition over a wide temperature range;
(d) The RHU single elements’ design and the production process;
(e) Bench testing of the RHU. [IAEA, 2005]
Цитата
Nevertheless to the middle of 80-th of the last century a complex energy plant on base of plutonium-238 named as "Visit" (fig. 3) was developed under program of the long-term exploration of Mars planet. There was applied in structure of that plant RTG of 40 Wel.[/size:4a1a8df375], heat power from which (near 600 W) was transmitted to a heat exchanger.


Fig. 3 Complex energy plant on base of plutonium-238 «Visit»[/size:4a1a8df375]

To that time in USSR a number of the key problems of development of space application TRG was solved, i.e. manufacturing capabilities on industrial production of plutonium-238 and of structural materials, as well as technology of fabrication of the cascade-type thermoelectric converters on base of high-temperature (Si-Ge) and middle-temperature (PbTe-GeTe) semiconductor materials were elaborated. [Pustovalov, 2007]
Цитата
In 1978, Po 210 RTGs that supplied 40 We[/size:4a1a8df375], 600 Wth[/size:4a1a8df375], were built, tested and never launched. [Chmielewski, 1994]
It is easy to surmise that the development of VISIT was initially associated with project 5M. Who can tell more about it?
"Были когда-то и мы рысаками!!!"
 
Цитата
Посадка КА 5М должна была происходить следующим образом. [...] Основное торможение – погашение скорости идет по информации от доплеровской аппаратуры ДА 028, гироприборов и инерциальной системы счисления.
Цитата
Системы обеспечения посадки на Луну и планеты солнечной системы
В. ВЕРБА, В. ГРАНОВСКИЙ, В. КАРПЕЕВ, В. ФИТЕНКО, г. Москва[/size:00b57ad937]

[...]
Разработка и изготовление образцов ПРЛ ДА-028 для посадки автоматической межпланетной станции на Марс, а также на его спутники была начата в 1971 г. ПРЛ ДА-028 обеспечивал измерение параметров движения и высоты полёта посадочной ступени автоматической межпланетной станции на этапе выполнения мягкой посадки на поверхность Марса или его спутников Фобоса или Деймоса и передавал эту информацию в бортовую вычислительную машину посадочной ступени. Комплекты аппаратуры, изготовленные институтом, прошли стендовые испытания и лётные испытания на вертолёте. В 1980 г. работы по созданию ПРЛ ДА-028 были переданы Рыбинскому КБ приборостроения.
«Вперед, на Марс!»
 
Смежная тема:
http://www.novosti-kosmonavtiki.ru/phpBB2/viewtopic.php?t=525&start=0&postdays=0&postorder=asc&highlight=

Цитата

http://www.novosti-kosmonavtiki.ru/phpBB2/viewtopic.php?p=14913#14913
Цитата
В ветке про результаты советских экспедиций к Марсу на  вопрос о ТТХ Марсохода я получил такой ответ:
http://www.novosti-kosmonavtiki.ru/phpBB2/viewtopic.php?t=379&postdays=0&postorder=asc&start=285

Цитата
К ответу на вопрос о ТТХ марсохода – так называемого 4НМ.
Во-первых, ни в каких документах НПО им. Лавочкина названия 4НМ и 5НМ не встречаются.
..........
Как это увязать с печатавшимися в НК №№10 и 12 за 2000 год воспоминаниями В.Г.Перминова - ведущего конструктора по 5НМ, а в 2000 году - Заместителя Главного конструктора НПОЛ, Главного конструктора по направлению? Там используются именно обозначения 4НМ и 5НМ.

Если Admin форума НК - сотрудник редакции НК, то просьба к НК - приведите, пожалуйста, вашу информацию по этому вопросу к общему знаменателю!

Заранее благодарен за разъяснения.
Я правда к НК не имею никакого отношения.Но чем могу.
Посмотрите на эту картинку.
http://utenti.lycos.it/paoloulivi/5nm.jpg
Здесь текст.
http://utenti.lycos.it/paoloulivi/5nm.html
Учитывая что она взята из американской книжки
Perminov, V. G.: The Difficult Road to Mars; Washington, NASA, pp. 67-70
(Интерестно это перевод нашей книжки или Перминов писал специально для НАСА?)
Так что скорей всего это скан с реального плаката тех времен. Там также объясняется про название.
However, the mission was canceled because of the high risk of failure of the probe during 3 years (I think that no Soviet probe ever lived so long) and of the risk of biocontamination if the reentry capsule broke on entering Earth atmosphere.
The program was revived in 1974 with the name 5M.

В крайнем случае есть фраза
For questions, suggestions and comments you can email me  :) :)

Хотя книжка похоже хорошая. Где бы её достать?   :?:
Цитата
Цитата
Как это увязать с печатавшимися в НК №№10 и 12 за 2000 год воспоминаниями В.Г.Перминова - ведущего конструктора по 5НМ, а в 2000 году - Заместителя Главного конструктора НПОЛ, Главного конструктора по направлению? Там используются именно обозначения 4НМ и 5НМ.

Как правило, в аванпроектах, техпредложениях и эскизных проектах НПО им. Ла-вочкина, имевших гриф «секретно», межпланетные станции обозначались с использова-нием цели экспедиции и года запуска. Например, известные всем станции «Венера-9» и «Венера-10» в техпредложениях назывались «В-73», а в эскизном проекте – уже «В-75». И только после начала рабочего проектирования им был присвоен индекс 4В, которым ап-параты назывались в чертежах и схемах, зачастую несекретных.
Аналогичным образом обозначались станции «Венера-13» и «Венера-14» – «В 80» и «В-81» на этапе техпредложений и эскизного проекта и 4В1М при рабочем проектиро-вании, а также «Венера-15» и «Венера-16» – «В 81» и «В-83» на этапе техпредложений и эскизного проекта и 4В2 при рабочем проектировании.
Межпланетные станции для исследования Марса на базе ракеты Н-1 в исходных данных и аванпроекте были названы «Марс-75». Если бы дело дошло до рабочего проек-тирования, то станции получили бы какие-нибудь индексы. Возможно, ими бы стали 4НМ для марсохода и 5НМ для доставки грунта с Марса. А так, эти индексы были применены только при рисовании плакатов для всяческих презентаций (говоря современным языком). Писать на несекретных плакатах название, раскрывающее задачи полета и дату пуска, бы-ло категорически запрещено.
Это же подтвердил в частном разговоре и автор упомянутой статьи В.Г. Перминов, бывший в конце 60-х годов ведущим конструктором КБ завода имени Лавочкина по пла-нетной тематике, а с 1971 года ставший главным конструктором этого направления.
Надо сказать, что подобный подход соблюдался далеко не всегда. В частности, станции «Марс-2» и «Марс-3» с первых шагов проектирования и до окончания полета на-зывались «М 71», станции «Марс-4» и «Марс-5» – «М 73С», а станции «Марс-6» и «Марс-7» – «М 73П». Видно, что последние две пары аппаратов отличались только последней буквой, означавшей либо «спутник», либо «пролетный аппарат». Также стали называться аппараты для планировавшегося повтора в 1975 году экспедиции к Марсу 1973 года – «М 75С» и «М 75П». Правда, в этом случае обозначение сильно напоминало уже упоми-навшийся проект экспедиций к Марсу на базе Н 1. Впрочем, проект «М 75» уступил доро-гу проекту 5М.
Аналогичным образом обозначались и венерианские станции «В 67», «В 69», «В 70» и «В 72».
В то же время автоматический комплекс для доставки грунта с Марс всегда обо-значался как 5М.
В 80-х годах аппараты НПО имени Лавочкина чаще всего обозначались индексами – 4В2, 5ВК, 1А, 1АС, 2А, 2АМ, 2АГ, АМ1, АМ2, 1Ф, 2Ф, 6В и др. И только в конце 80-х годов опять вернулись к прежним названиям, поскольку обозначения различных вариан-тов марсианских экспедиций множились с невероятной быстротой. В частности, появи-лись проекты аппаратов 6М (спутник Марса), 7М (марсоход) и 8М (доставка грунта с Марса). По этой причине и перешли к старой практике названий. Первый из запланиро-ванных марсианских аппаратов сначала стал называться «МС 92», затем «Марс 94», а по-сле переноса пуска – «Марс-96». При этом в рабочей документации он же получил индекс М1, хотя в обиходе этот индекс почти не употреблялся.
Цитата
Проект 2Ф действительно предназначался для доставки грунта с Фобоса, но не тот, о котором говорят сейчас. При этом поначалу он выступал исключительно в паре с аппаратом 1Ф. По сути, они создавались на одной базе, только вместо отсека научной аппаратуры на 2Ф устанавливалась возвратная ракета массой 350 кг. Забор грунта должен был проводиться с помощью дистанционного устройства забора грунта с высоты 20 метров над поверхностью Фобоса в двух различных районах.
По первоначальным планам запуск аппаратов 1Ф был запланирован на 1984 год, а 2Ф – на 1986 год. При этом аппараты 1Ф предназначались для отработки, как базового аппарата, так и элементов экспедиции 2Ф. Общая продолжительность экспедиции по доставке грунта с Фобоса на Землю должна была составить 3 года.
Уже в 1981 году, то есть спустя год после выпуска эскизного проекта, сроки запуска этой парочки сдвинулись на одно астрономическое окно, то есть на 1986 и 1988 годы соответственно по техническим, производственным и финансовым причинам. Технические причины были вызваны принципиальной новизной конструкции и бортовой аппаратуры КА, для которых требовалось больше времени на отработку. Кроме того, производство НПО им. Лавочкина было перегружено изготовлением аппаратов 4В2, 1А, 5ВК, а также аппаратов прикладного назначения. Финансовые же потоки министерства общего машиностроения в эти годы в основном шли на тему «Буран».
По тем же самым причинам уже в 1983 году пуск КА 1Ф съехал на 1988 год. А вот экспедиция 2Ф уехала в планах аж на 1994 год, уступив менее благоприятные в энергетическом отношении «окна» 1990 и 1992 годов для решения других задач: запуска венерианских станций 6В и двух станций «Гелиозонд» (2АС) соответственно. Перенос даты старта межпланетных станций 1Ф на 1988 год был закреплен Решением ВПК от 1 августа 1983 года №274 и Приказом министра общего машиностроения СССР от 19 августа 1983 года №318.
Фактически же с этого момента работы по 2Ф в НПО имени Лавочкина просто прекратились. К тому же с аппарата 1Ф исчезло устройство дистанционного забора грунта. Вместо него появились лазерная (прибор «ЛИМА») и ионная (прибор «ДИОН») пушки. Так что, по сути, при полете «Фобосов-1,2» отрабатывался лишь сам аппарат, а не экспедиция по забору и доставке грунта.
Нынешний же аппарат «Фобос-грунт» – принципиально новая разработка, который похож на 2Ф только поставленной задачей.

Vladimir.[/size:b8dbf118c5]
Цитата
Цитата
Спасибо, очень интересно
А можно чуть подробнее про проект 6В? А то по нашим венерианским планам после "Веги" нет практически никакой информации :(

После выпуска в 1980 году эскизного проекта по аппаратам 1Ф и 2Ф в НПО им. Лавочкина стали прорабатывать варианты создания автоматических межпланетных стан-ций и спутников для астрофизических исследований на базе 1Ф.
Уже в 1982 году были выпущены технические предложения по астрофизическому спутнику «Радиоастрон» или «Астрон-2» (2А) с космическим радиотелескопом (об этой ветке расскажу чуть попозже), а также дополнение к эскизному проекту по лунному науч-ному спутнику 1Л (ЛСН).
1 августа 1983 года вышло Решение ВПК №274 «О работах по созданию автомати-ческих межпланетных аппаратов для исследования планет Солнечной системы, Луны и космического пространства», на основании которого в НПО им. Лавочкина в 1984 году была разработана программа исследования космического пространства на 1986 – 2000 го-ды. Главная ее идея заключалась в создании целой серии аппаратов на базе АМС 1Ф, ко-торая в самой программе получила временное обозначение 1ФС за счет приобретения за-дачи попутного исследования Солнца.
В общих чертах эта программа выглядела так:
1988 год – исследование Марса, Фобоса и Солнца (1ФС);
1989 год – запуск лунного научного спутника (ЛСН или 1Л) на полярную орбиту;
1990 год – исследование Венеры с помощью ИСВ и СА (6В);
1990 год – радиоастрономические наблюдения в СМ и ДМ-диапазонах (2А);
1992 год – запуск двух станций «Гелиозонд» (2АС) для наблюдения за невидимой стороной Солнца;
1993 год – радиоастрономические наблюдения в ММ-диапазоне (2АМ);
1994 год – запуск двух станций 2Ф для доставки грунта с Фобоса;
1995 год – астрофизические исследования в гамма-диапазоне (2АГ);
1996 год – запуск двух станций 6В-1 к Венере;
1997 год – запуск двух аппаратов 6М для проведения исследований Марса с орби-ты планеты и на ее поверхности;
1997 год – запуск космического аппарата 2А с телескопом (ультрафиолетовым, инфракрасным или гамма-телескопом);
1998 год – запуск двух аппаратов исследования Юпитера;
1999 год – запуск двух аппаратов 7М для проведения исследований на поверхно-сти Марса с помощью марсоходов;
1999 год – запуск космического аппарата 2А с телескопом (ультрафиолетовым, инфракрасным или гамма-телескопом);
2000 год – запуск двух станций 6В-2 к Венере;

После 2000 года – организация экспедиции по доставке грунта с Марса с помощью КА 8МП и 8МС, один из которых (8МП) обеспечивает доставку на поверхность Марса марсохода для сбора образцов грунта и взлетную ракету, а другой (8МС) – стыковку на орбите ИСМ, прием капсулы с грунтом и доставку ее на Землю.
Что касается аппаратов для исследования Венеры (6В), то вся работа по ним ограничилась проработкой отдельных вопросов и сценария исследования планеты. Перечень задач, которые могли быть решены с помощью аппаратов 6В:
– получение фотографий поверхности Венеры на участке спуска ниже 10 км;
– создание серии аэростатов для различных высот;
– проведение активного и пассивного сейсмического эксперимента и т.п.
Были еще нарисованы красивые плакаты с изображением 6В, на которых на станцию 1Ф вместо отсека полезной нагрузки водрузили сферический спускаемый аппарат. В общем, после завершения полета «Веги-1» и «Веги-2» больше к Венере не возвращались, даже на бумаге.
Цитата
Цитата
Может быть, найдете пару минут, черкнете про 6В и 2А, 2АМ, 2АГ, АМ1, АМ2 - что есть что?

   Я уже говорил, что в начале 80-х годов после выпуска эскизного проекта по 1Ф и 2Ф в НПО им. Лавочкина стали прорабатывать варианты создания не только АМС, но и спутников для астрофизических исследований на базе 1Ф.
   В 1982 году были выпущены технические предложения по астрофизическому спутнику «Радиоастрон» или «Астрон-2» (2А). В нем, по сути, на межпланетную станцию установили космический радиотелескоп диаметром 10 метров. Надо сказать, что платформа 1Ф плохо подходила для создания астрофизических спутников, причем даже хуже, чем более старая платформа 4В. Это было связано и с низкой точностью ориентации (достаточной для полета к планетам, но недостаточной для наблюдения звезд), и с большими ограничениями по наведению, и с отсутствием электромаховичных исполнительных орга-нов, и с жестко закрепленными солнечными батареями.
   После выхода в свет Решения ВПК №274 от 1 августа 1983 года «О работах по созданию автоматических межпланетных аппаратов для исследования планет Солнечной системы, Луны и космического пространства» проработки новых астрофизических спут-ников активизировалась.
   В середине 1984 года были выпущены техпредложения по спутникам с гамма-телескопом (2АГ) и с радиотелескопом миллиметрового диапазона (2АМ). В этих проек-тах уже использовались поворотные панели СБ, маховики и прецизионные приборы астроизмерительной системы – звездные картографы.
   В течение почти 5 лет после этого несколько раз менялся смежник по системе ориентации. Сначала это был филиал пилюгинского НИИАП, затем головной институт НИИАП, потом снова филиал. Наконец, в конце 80-х годов В.М. Ковтуненко предложил использовать в качестве базового астрофизического модуля (АМ) космический аппарат для обнаружения запусков МБР «Око-1» с харьковской прецизионной системой ориента-ции. Принципиальным отличием нового аппарата от своего прародителя стала замена ра-диокомплекса НПО «Комета» на магистральный радиокомплекс, разработанный РНИИКП для аппарата 1Ф. Кроме того, вместо спецаппаратуры устанавливались различные типы телескопов.
   Сразу же было предложено создавать серию из трех астрофизических обсервато-рий: с радиотелескопом – «Спектр-Р» или АМ1 (он же «Радиоастрон»), с ультрафиолетовым телескопом – «Спектр-УФ» или АМ2 и с гамма-рентгеновскими телескопами – «Спектр-РГ» или АМ3.
   Несмотря на порядковые номера, лучше всех продвигался проект «Спектр-РГ», благодаря напористости научного руководителя проекта Рашида Сюняева. Однако насту-пившее после развала Союза десятилетие свело финансирование этих проектов до минимума. Только к концу 90-х наступило оживление. И почти сразу это привело к переменам.
   Во-первых, Россия должна была вложить собственные средства (и немалые) в обеспечение запуска с помощью «Протона» европейской обсерватории «Интеграл», ис-следующей Вселенную в рентгеновском диапазоне. Самое непосредственное участие в подготовке и проведении экспериментов на «Интеграле» принял Р. Сюняев и его команда. Пускать же «Спектр-РГ» с теми же задачами значило ущемить интересы ученых других специальностей.
   Во-вторых, для радиокомплекса первых двух «Спектров» предполагалось ис-пользовать ЗИПовские комплекты, оставшиеся от «Марса-96» и «Интерболов». С учетом того, что пуск должен был состояться не раньше 2004 года, время хранения приборов могло превысить 10 лет. После такого хранения рассчитывать на их бессбойную работу в течение еще трех лет было бы авантюрой. Изготовить же аналогичные было уже невозможно по причине отсутствия элементной базы и производства.
   Именно поэтому в 2001 году РКА поставило на первое место «Спектр-Р» (АМ1), а в НПО имени Лавочкина решили заменить радиокомплекс и телеметрическую систему. В качестве радиокомплекса было решено использовать новую разработку ОКБ МЭИ, а вновь устанавливаемые телеметрическая система Ижевского радиозавода и зеленоград-ская БЦВМ были уже неоднократно облетаны, в частности на космических аппаратах «Купон» и «Аркон-1».
   В середине 2003 года в НПО имени Лавочкина прошла смена власти. Вместо С.Д. Куликова генеральным конструктором был назначен К.М. Пичхадзе. Он начал свою деятельность с резкого изменения технической политики. Все семейство астрофизических модулей АМ было списано в утиль. Вместо этого создается новый базовый модуль «Навигатор» с негерметичным приборным отсеком, который служит основой для разработки астрофизического спутника «Спектр-Р» (индекс АМ1 также ушел в небытие) и метео-спутника «Электро-Л». Бортовой комплекс управления для них разрабатывает МОКБ «Марс». Все работы по этим двум аппаратам ведутся параллельно, причем запуск обоих аппаратов запланирован на 2006 год.
   Создание спутников с другими телескопами также входит в планы НПО имени Лавочкина. Однако они разрабатываются на базе более совершенной платформы.
Цитата
Цитата
Три вопросика по уточнению, если не возражаете.
1. Было ли придумано обозначение АМС, запланированных к Юпитеру?
2. Какие рабочие обозначения были у "Аркона" и "Ломоносова"?
3. Существовал ли в действительности проект "Луна-92"?

1. По вопросу создания межпланетных станций для полета Юпитеру и Сатурну в конце 70-х годов была проведена НИР под названием «ЮСат». Рассматривались варианты АМС с выходом на орбиту этих планет и сброса зондов в атмосферу планет. Для их запус-ка планировалось использовать РН «Протон».
Во второй половине 80-х проходила еще одна НИР – «Вселенная». В рамках этой работы рассматривались экспедиции к внешним планетам солнечной системы, с том числе с забором грунта со спутников Юпитера. Основу всех АМС должна была составить ядер-ная электродвигательная установка. А для их запуска предполагалось использовать ракеты-носители «Протон» и «Буран-Т» («Энергия»).
Поскольку кроме НИР по АМС для полета к внешним планетам никаких проектных работ (техпредложений или эскизных проектов) не велось, не говоря уже о рабочем проектировании, то и индексов им не присваивалось.

2. По рабочему обозначению КА «Аркон-1» читайте НК №9, 2002. Там почти все – правда. Разве что масса составляла 7,5 тонн.
Что касается «Ломоносова», то работы по нему проводились в конце 70-х годов и закончились лишь выпуском бумаги. Был ли у него какой-нибудь индекс? Не знаю. По крайней мере, ни разу не попадался. Может быть, со временем отыщу.

3. Во времена «правления» В.М. Ковтуненко (1977–1995 годы) в НПО имени Лавочкина лишь дважды обращались к лунной теме. Первый раз это было в декабре 1978 го-да, когда были выпущены техпредложения «Унифицированные автоматические космические комплексы для исследования Марса, Венеры и Луны (УМВЛ)», один том которых был целиком посвящен лунному научному спутнику 182Е. Он должен был стать не только аппаратом для изучения Луны, но и послужить для отработки конструкции и бортовых систем нового семейства АМС, то есть стать первым в серии. Его запуск планировался на 1982 год.
В 1983 году было выпущено дополнение к эскизному проекту по лунному научно-му спутнику (ЛСН), который получил индекс 1Л. Теперь уже он должен был создаваться на базе АМС 1Ф, а запуск его уехал на 1989 год. Больше к лунной теме не прикасались.
Еще во второй половине 90-х годов были проработки по теме «Луна-Глоб». Но это просто «развлекались» проектанты, поскольку из остальных подразделений ОКБ к этим работам почти никто не привлекался.
Цитата
Владимир, хотелось бы уточнить один момент по Венерам, если Вы не против.

Правильно ли я понимаю, что:
В-73/В-75 - это 4В (Венеры-9 и 10),
В-77/В-78 - это 4В1 (Венеры-11 и 12),
В-80/В-81 - это 4В1М (Венеры-13 и 14)
В-81/В-83 - это 4В2 (Венеры-15 и 16)?

В частности, Венеры-9 и 10 - это 4В или 4В1?
"Были когда-то и мы рысаками!!!"
 
Цитата
Смежная тема:
http://www.novosti-kosmonavtiki.ru/phpBB2/viewtopic.php?t=525&start=0&postdays=0&postorder=asc&highlight=
Спасибо за ссылку. В Сети тогда был, но на Форуме нет...  :cry: ,
только через год как на постоянку сел.
Много чего просмотрел, но это не заметил... Сенкью  :)
А как вспомню сколько всего на Форуме есть интересного, заваленного всякой какой... Ужос !
Тут некоторые предложили сайт типа Космопедии, так вот пусть прочтут
ВЕСЬ ФОРУМ и на каждой теме дадут по куче дельных ссылок    :D
И писать не надо... только разгрести эти Авгиевы....   :)
может мы те кого коснулся тот (еще) энтузиазм...
 
Цитата
Цитата
Смежная тема:
http://www.novosti-kosmonavtiki.ru/phpBB2/viewtopic.php?t=525&start=0&postdays=0&postorder=asc&highlight=
Спасибо за ссылку. В Сети тогда был, но на Форуме нет...  :cry: ,
только через год как на постоянку сел.
Много чего просмотрел, но это не заметил... Сенкью  :)
А как вспомню сколько всего на Форуме есть интересного, заваленного всякой какой... Ужос !
Тут некоторые предложили сайт типа Космопедии, так вот пусть прочтут
ВЕСЬ ФОРУМ и на каждой теме дадут по куче дельных ссылок    :D
И писать не надо... только разгрести эти Авгиевы....   :)

What about the plans for "5V" spacecraft for Venus in 1981?  How was 5V different from 4V1M?
Never send a human to do a machine's job. -- Agent Smith
 
Цитата

What about the plans for "5V" spacecraft for Venus in 1981?  How was 5V different from 4V1M?
Индекс 5В впервые появился в программе, разработанной в НПО им. Лавочкина в декабре 1973 г. Под этим индексом были запланированы на 1981 и 1983 гг пуски искусственных спутников Венеры с доставкой в атмосферу планеты плавающих аэростатных станций, создаваемых совместно с Францией. При этом в качестве орбитального аппарата рассматривалась модификация траекторного блока разрабатываемой в то время автоматической межпланетной станции 4М. Правда, уже в следующем году проект 4М уступил место проекту доставки грунта с Марса (5М).
В следующий раз индекс 5В упоминался в отчете, подписанный С.С. Крюковым 11 ноября 1977 года. В нем предлагалось на базе корректирующе-тормозного модуля КА МЕ8 с использованием задела по теме 5М создать и запустить к Венере в 1983 и 1985 годах орбитальные аппараты и аэростатные зонды. Надо сказать, что в эти же годы шла серьезная совместная советско-французская работа над плавающей аэростатной станцией или аэростатным зондом.
Вставший в конце 1977 г. во главе предприятия В.М. Ковтуненко стал энергично продвигать программу унификации всех межпланетных станций – УМВЛ. В декабре 1978 г. в НПО им. С.А. Лавочкина были выпущены технические предложения «Унифицированные автоматические космические комплексы для иссле¬дования Марса, Венеры и Луны», один том которых был целиком посвящен автоматической станции 5В. Цели экспедиции при этом не изменились. Однако базовый блок или разгонно-траекторный блок управления (РТБУ) стал напоминать орбитальный аппарат 4В. Правда, увеличился диаметр блока баков до 140 см и спускаемого аппарата.
При этом, по-прежнему, на 83 и 85 годы планировалась доставка к Венере долгоживущей станции (ДЖВС) и аэростатных зондов. Со временем работы по ДЖВС заглохли, и остались только аэростатные станции.
Применение новых конструктивных решений и современных бортовых систем позволяла уменьшить в 1,5 раза вес РТБУ по сравнению с орбитальным аппаратом 4В. Однако участие Франции в проекте придавало ему слишком большой политический вес. И хотя первым из аппаратов серии УМВЛ в программе стоял лунный научный спутник (1982 год), но он мог спокойно переехать и дальше, учитывая потерю интереса к Луне. В таком случае получалось, что на первый же запуск нового аппарата с новым составом бортовой аппаратуры, еще не проверенной в космосе, возлагалась серьезная задача международного значения. В случае неудачи скрыть ее не представлялось возможным вследствие участия в проекте Франции.
Поэтому уже в 1979 г. было принято решение, подписанное В.М.Ковтуненко 30 ноября 1979 г., «пересадить» плавающую аэростатную станцию на проверенный орбитальный аппарат 4В, который, правда, был в 1,5 раза тяжелее РТБУ. Естественно, что одним пуском стало невозможно доставить спускаемый аппарат с аэростатом в атмосферу Венеру и обеспечить выход основного аппарата на орбиту вокруг пла¬неты. Следствием этого стал переход от однопусковой к двухпусковой схеме (или четырехпусковой с учетом дубля) по типу «М 73». Первым запускался аппарат 5ВС, который должен был выйти на орбиту вокруг Венеры и обеспечить связь с плавающим аэростатом. Собственно аэростат вместе со спускаемым аппаратом доставлялся к Венере с помощью пролетного аппарата 5ВП.
А в 1980 году от этого проекта и вовсе отказались, заменив его проектом «Венера-Галлей», а КА для этой цели, хоть и получил индекс 5ВК, создавался уже на базе аппаратов типа 4В. 4В1 и 4В1М.
 
А что такое КА МЕ8?
"Были когда-то и мы рысаками!!!"
 
Цитата
А что такое КА МЕ8?

I believe this was a modernized E8 that was planned for missions on the far side of the Moon.
Never send a human to do a machine's job. -- Agent Smith
 
Цитата
А что такое КА МЕ8?
Я уже как-то рассказывал об этом, но очень давно. Поэтому просто повторю тот же текст.
[color=orange:ab6e159fa6]К середине 70-х годов автоматические станции семейства Е8 практически полностью выполнили задачи, поставленные перед ними. Для расширения круга решаемых задач требовалось увеличить полезную нагрузку, чего можно было достичь, в частности, за счет установки новой бортовой аппаратуры с существенно лучшими характеристиками. К тому же, элементная база, использованная на станциях Е8, уже практически прекратила выпускаться промышленностью, что также лишало смысла простое тиражирова¬ние аппаратов Е8.
Хотя все внимание главного конструктора НПО им Лавочкина С.С. Крюкова было приковано к проекту 5М, и в его планах освоение Луны не значилось, заместитель главного конструктора по лунному направлению О.Г. Ивановский проявил инициативу. В результате, в 1976 году были выпущены основные положения, в которых был предложен целый спектр аппаратов для комплексного изучения Луны, включая ее невидимую с Земли сторону (программа МЕ8).
Аппараты, создаваемые по программе МЕ8 с целью комплексного изучения Луны, должны были обладать более высокими характеристиками, чем Е8, в частности:
- обеспечивать создание долговременных лунных научно-исследовательских комплексов в заданных районах Луны, включающих совместное функционирование нескольких КА в течение трех лет по единой программе для решения одной или несколько научно-технических задач. При этом создание комплекса обеспечивается за счет посадки на радиомаяк нескольких КА с минимальным относительным рассеиванием точек посадки (не более 500 метров);
- обеспечивать развертывание и долговременное эффективное функционирова¬ние лунных научно-исследовательских комплексов включением в их состав лу-ноходов, оборудованных дистанционно управляемыми манипуляторами для выполнения широкого класса операций (отбор образцов грунта, загрузка при-емных устройств анализаторов и возвратных ракет, расстановка научной аппа-ратуры, развертывание больших антенн на поверхности Луны и т.п.);
- обеспечивать надежную посадку в различные по сложности рельефа районы Луны за счет уменьшения горизонтальной и вертикальной скоростей посадки и введения бокового маневра с предварительным оперативным анализом пригод-ности посадочной площадки;
- обеспечивать в заданный район территории СССР образцов лунных пород и других материалов исследований (биологических проб; контейнеров с экспо¬нированными образцами; кассет с записанной информацией, не поддаю¬щейся кодированию и т.п.) из любых точек поверхности на видимой и неви¬димой сто-ронах Луны за счет схемы перелета возвратной ракеты с предвари¬тельным вы-ведением на ОИСЛ и коррекции траектории перелета Земля-Луна;
- иметь в своем составе лунные спутники различного назначения с обеспече¬нием их непрерывной трехосной ориентации в заданном положении для орбит ИСЛ с широким диапазоном высот и наклонений.
Для реализации поставленных задач с заданными характеристиками планировалось создать целое семейство аппаратов МЕ8:
МЕ8-1К – лунный спутник-картограф (ЛСК), предназначенный для глобальной фотосъемки Луны и отдельных ее районов (с высоким разрешением) и доставки фотопленки на Землю (начальное обозначение – МЕ8-1);
МЕ8-1Р – лунный спутник, предназначенный для проведения научных исследо¬ваний с орбиты ИСЛ, а также ретрансляции сигналов с КА, находящегося на невидимой стороне Луны (начальное обозначение – МЕ8-6);
МЕ8-2 – КА, предназначенный для доставки на поверхность Луны лунохода с манипуляторами и каротажно-буровой установкой, проведения луноходом научных иссле-дований, сбора образцов, выбора площадки для посадки других КА, ориентации радио-маяка для наведения при посадке других КА, сближения с ними и развертывания научной аппаратуры в рабочее положение;
МЕ8-3 – КА, способный совершать посадку с наведением на радиомаяк лунохода, предназначенный для доставки на поверхность Луны стационарной научной станции с крупногабаритной тяжелой научной аппаратурой;
МЕ8-5В – КА, способный совершать посадку с наведением на радиомаяк луно¬хода, предназначенный для доставки на видимую сторону Луны возвратной ракеты, загрузки в ракету образцов грунта манипуляторами лунохода и доставки образцов на Землю (началь-ное обозначение – МЕ8-4);
МЕ8-5Н – КА, предназначенный для доставки на невидимую сторону Луны воз¬вратной ракеты, забора образцов грунта и доставки их на Землю (начальное обозначение – МЕ8-5).
Для повышения эффективности исследований и решения приоритетных научно-технических задач предполагалось создание трех типов лунных комплексов:
ЛК-1 – луноход МЕ8-2 (с манипуляторами и каротажно-буровой установкой), функционирующий совместно с КА МЕ8-3. Это позволило бы провести такие научные эксперименты, как загоризонтная радиосвязь, сейсмические исследования, длинноволновая радиоастрономия, бурение с помощью каротажно-буровой установки на глубину до 3 метров и исследование скважины.
ЛК-2 – луноход МЕ8-2 (с манипуляторами), функционирующий совместно с КА МЕ8-5В для доставки грунта и других материалов исследований на Землю. Загрузка воз-вращаемого аппарата должна осуществляться с помощью манипуляторов.
ЛК-3 – КА МЕ8-5Н для посадки на невидимую сторону Луны и КА МЕ8-1Р с ретрансляционной аппаратурой, совместно функционирующие для доставки лунного грунта с невидимой стороны Луны.
В этих основных положениях была предложена и примерная программа иссле¬дования Луны:
1980 год – запуск на окололунную орбиту двух спутников-ретрансляторов МЕ8-1Р и двух аппаратов МЕ8-5Н для доставки грунта с обратной стороны Луны (комплекс ЛК-3);
1981 год – запуск лунохода МЕ8-2 для выбора места для лунной базы;
1982 год – автоматическая стационарная лунная база МЕ8-3, образующая совме¬стно с луноходом комплекс ЛК-1;
1983 год – запуск двух луноходов МЕ8-2 для сбора грунта и двух аппаратов МЕ8-5В для доставки этого грунта на Землю (комплекс ЛК-2);
1985 год – запуск двух искусственных спутников Луны МЕ8-1К для картогра¬фирования ее поверхности с доставкой пленки на Землю;
1987 год – запуск лунохода МЕ8-2 с каротажно-буровой установкой и посадочного аппарата-базы МЕ8-3 также с каротажно-буровой установкой (комплекс ЛК-2);
1989 год – запуск лунохода МЕ8-2 с манипуляторами для сбора грунта и аппа¬рата МЕ8-5В для доставки этого грунта на Землю (комплекс ЛК-2).
Разумеется, специфика каждого из аппаратов семейства МЕ8 диктовала свои условия, однако все они были в максимальной степени унифицированы. Основу всех аппаратов составляет корректирующе-тормозной модуль (КТМ), который включает в свой состав двигательную установку с четырьмя сферическими топливными баками, элементы борто-вого комплекса управления полетом и посадкой, систему исполнитель¬ных органов ориентации и стабилизации и так далее. Кроме того, в зависимости от назначения КТМ может дополнительно укомплектовываться посадочным устройством, трапами для съезда луно-хода, радиовысотомером, доплеровским измерителем скоро¬сти, радиолокационной системой обеспечения безопасности посадки, радиопеленгаци¬онной системой посадки на маяк и т.п.
Принципиальным в аппаратах МЕ8 было также увеличенное время активного существования. Для большинства из них оно составляло 3 года, для спутника картографа МЕ8-1К – 100 суток, а для комплекса по доставке грунта с невидимой стороны Луны (МЕ8-5Н) – до 30 суток.
Существенное расширение круга решаемых задач и массы научной аппаратуры привело к увеличению стартовой массы аппаратов до 6400 кг по сравнению с 5195 кг на Е8. Такая масса превышала возможности ракеты-носителя 8К82К даже после замены бло-ка 11С824 разгонным блоком 11С824М, использующим в качестве горючего циклин. Впрочем, доразгон с помощью двигательной установки КТМ снимал эту про¬блему, при этом стартовая масса достигала 6700 кг за счет топлива, необходимого для доразгона.
Хотя предложения по созданию семейства аппаратов МЕ8 было достаточно привлекательным, но шансы на развертывание работ по этой теме были минимальными. Ведь для этого требовалось Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР, а тут не было даже приказа МОМ на начало хотя бы бумажных работ. Впрочем, такая ситуация объяснялась довольно просто – все силы и средства были направлены на тему 5М, а на развора-чивание работ еще по одной теме денег бы просто не дали.
Тем не менее, опять же в инициативном порядке началась работа над техническими предложениями по МЕ8. Одновременно, чтобы хоть как-то попасть «в струю», были предприняты проработки по унификации космических аппаратов на базе КТМ КА МЕ8 с максимальным исполь¬зованием задела по теме 5М. Стоит отметить, что к этому моменту в работах по созданию автоматического комплекса доставки марсианского грунта назре-вал кризис. Проблемы и даже масса аппарата росли как снежный ком. Главный конструк-тор С.С. Крю¬ков, не решаясь заявить о неспособности создать аппарат, который он сам же иниции¬ровал, стал готовить резервные варианты. Одним из них стал МЕ8, для чего 18 июля 1977 года было выпущено распоряжение по ОКБ.
Разумеется, в чистом виде аппараты МЕ8 не подходили для полетов к Марсу и Ве-нере, однако многие элементы КТМ, возвращаемого аппарата, спускаемого аппарата и лунохода могли быть использованы для создания целой серии межпланетных стан¬ций. Это могли быть станции для выхода на орбиту искусственного спутника Венеры и доставки в атмосферу планеты плавающих аэростатных станций (5В), для проведения исследования Марса с орбиты вокруг планеты (5МС), для доставки на поверхность Марса марсохода (6М) и, наконец, для посадки на Марс с целью взятия образцов грунта (5МП) с после-дующей доставкой на Землю после стыковки с орбитальным аппаратом 5МС.
Почти все аппараты можно было запускать с помощью ракеты-носителя 8К82К и разгонного блока 11С824М. Только для запуска значительно более тяжелого посадочного аппарата 5МП требовалась ракета типа УР-530. Конечно, аппарат 5МП был бы мало по-хож на, скажем, МЕ8-5В. Он скорее напоминал «классический» 5М, но это были уже де-тали.
По результатам проработки унифицированного космического аппарата на базе МЕ8, предназначенного для полетов к Луне, Венере и Марсу, был выпущен отчет, который был подписан С.С. Крюковым 11 ноября 1977 года. Это был один из последних до-кументов НПО имени С.А. Лавочкина, подписанный главным конструктором С.С. Крюко-вым.
Впрочем, всего лишь через месяц, в декабре 1977 года, были выпущены техни¬ческие предложения по МЕ8. В них были детально проработаны как схемы экспедиций, так и конструкция различных аппаратов.
Первым в этом ряду стоял лунный спутник-картограф МЕ8-1К. Он должен быть решить задачу глобального картографирования поверхности Луны с доставкой отснятой пленки обратно на Землю. Как уже говорилось, эта задача рассматривалась в выпущенных еще в 1973 году тех.предложениях по Е8 ЛСК, но тогда до реализации дело не дошло. Аппарат МЕ8-1К должен был быть оснащен длиннофокусной топографическим аппаратом (фокусное расстояние 1000 мм), топографической камерой СА 34 (фокусное расстоя-ние 200 мм, размер кадра 18
 
Спасибо! :wink:
"Были когда-то и мы рысаками!!!"
 
Цитата
Однако базовый блок или разгонно-траекторный блок управления (РТБУ) стал напоминать орбитальный аппарат 4В. Правда, увеличился диаметр блока баков до 140 см и спускаемого аппарата.
Interesting. Does this mean that the basic design layout of the UMVL differs from that of the "Fobos" platform? Was an expedition to Phobos ever actually part of Kovtunenko's UMVL proposals?
«Вперед, на Марс!»
Страницы: Пред. 1 2 3 4 След.
Читают тему (гостей: 1)
Журнал Новости Форум Фото Статьи Книги