Страницы: Пред. 1 2 3 4 5 ... 14 След.
RSS
Геофизические и метеорологические ракеты СССР и России
 
http://info.dolgopa.org/library/03_24.htm
Цитата
В 1948г. ЦАО включается в разработку метеорологической ракеты, успешные летные испытания которой были проведены в октябре 1951г. Первая в мировой практике метеорологическая ракета МР-1 с высотой подъема 90 км успешно эксплуатировалась до 1959г. Данные, полученные с помощью этой ракеты, легли в основу первой версии стандартной атмосферы СССР (ГОСТ 4401-64).

    В дальнейшем был создан ряд твердотопливных метеорологических ракет: МР-12 (высота подъема 180 км), М-105 Б (высота подъема 90 км) и ММР-06 (высота подъема 60 км). Этими ракетами была оснащена сеть станций ракетного зондирования, охватывавшая восточное полушарие от Земли Франца-Иосифа до обсерватории Молодежная в Антарктике (8 наземных и 8 корабельных станций). Результаты ракетного зондирования позволили создать еще несколько версий стандартных атмосфер СССР (ГОСТ 4401-73, ГОСТ 22721-77 и ГОСТ 24631-81). Данные ракетного зондирования легли в основу Международных справочных атмосфер Международного комитета по космическим исследованиям и Международной организации стандартизации. Ракетное зондирование являлось важным элементом обеспечения испытаний высотных летательных аппаратов, а накопленный массив данных был использован для проведения исследований структуры, движений и состава средней атмосферы. В последние годы особое внимание было обращено на изучение озоносферы, особенно в районах, характерных аномальными изменениями озона, в Арктике и Антарктике.

    Данные ракетного зондирования позволили обнаружить значительное охлаждение верхней и средней атмосферы, более 30°К за 30 лет, что указывает на необходимость дальнейшего уточнения стандартной атмосферы
"Были когда-то и мы рысаками!!!"
 
http://www.geo-sfera.com/content/view/153/50/1/1/
Цитата
Это был фурор, совершенно неожиданное явление, и через несколько дней мы провели специальный эксперимент – выбросили бариевое облако уже вечером, и не над Карибами, а в центральной части Атлантического океана.
И запуск произвели не со спутника программы «CRRES», а с судна нашей геофизической ракетой МР-20, которая поднимается на высоту около 200 километров.

http://www.typhoon.obninsk.ru/russian/cgei/cgei.htm
Цитата
Центр геофизических, экологических исследований РК-технологий (ЦГЭИ)

ракетным исследовательским комплексом МР-12, оснащенным твердотопливными неуправляемыми ракетами МР-12, МР-20 калибра 450 мм с высотой подъема от 160 до 230 км и массой бортовой научной аппаратуры 50 кг (максимальная масса бортовой научной аппаратуры может быть увеличена до 100 кг при соответствующем снижении высоты подъема);
http://www.typhoon.obninsk.ru/rus/goals_sc_tech.htm
Цитата
разработка, изготовление и испытание головных частей геофизических ракет МР-12, МР-20 и проведение ракетных экспериментов на станциях ракетного зондирования атмосферы;

http://visualrian.ru/images/item/16100

Транспортировка метеорологической ракеты МР-12 к месту старта

http://www.ckb-gmp.ru
Метеорологическая ракета МР-12 у здания ЦКБ ГМП в Обнинске:

"Были когда-то и мы рысаками!!!"
 
Сайт КВКУРЭ ПВО
Цитата
Итак, СОО ЗГ РЛС в Николаеве продолжал работать. С 1973 по 1976 г. проводились исследовательские работы и отрабатывались принципы ЗГ обнаружения ракет на дальности одного скачка (до 3000 км). После модернизации 5Н77 и создания комплекса вынесенных средств (имитаторы радиолокационных сигналов, многочастотные вертикальные измерители поля, вынесенные измерители кругосветных сигналов) с 1977 по 1979 г. были осуществлены успешные работы по ЗГ обнаружению одиночных и групповых стартов отечественных БР на двухскачковой дальности (5600 км). Имитаторы РЛС сигналов БР размещались на расстоянии 3000 км (Джезказган), 6000 км (Чита) и 7500 км (бухта Ольги на ДВ). Многочастотные вертикальные измерители поля устанавливались на борту геофиз. ракет 217 МАП и МР20 и служили для измерения хар-к ЭМ поля до высоты 250 км на удалении 6000 км от РЛС. Научным руководителем объекта 5Н77 стал Эфир Иванович Шустов, сотрудник НИИДАРа, а в Николаеве был создан НИИДАРовский филиал. Специальные пуски БР проводились с Байконура и с боевых позиций из-под Читы. Читинские пуски были групповыми и предназначались для изучения воздействия ракетных факелов друг на друга. Цель была довольно сложной: 4 ракеты стартовали в группе и одна ракета отдельно. Для успешного проведения эксперимента ракеты должны были "взлетать" одна за другой с интервалом не более 5 сек. Такие пуски ракетчики проводили впервые, опыта не имели. Но после основательной подготовки групповые пуски были проведены блестяще. Читинские пуски были важны ещё и по одной причине. Ракеты, стартовавшие с Байконура летели на Камчатку, и ЗГ РЛС "смотрела" им вслед. А ракеты, стартовавшие из-под Читы, летели на Новую Землю, т.е. почти навстречу. Естественно, только этот вариант соответствовал возможному нападению вероятного противника.
"Были когда-то и мы рысаками!!!"
 
Цитата
Цитата
Salo, приезжайте в Долгопрудный  :D  - у нас тут это ЦАО открыло мини-музей:
http://pics.livejournal.com/voynarovskiy/gallery/0001gq82
Спасибо. Если выберусь на Родину заеду.
В 1976 пытался поступить в МФТИ и неделю жил в Долгопрудном. :wink:
А я в 1983 поступил... Но сейчас в Долгопрудный уже не тянет - "крайний" раз я там был на концерте Иващенко и Васильева в 1996, или около того, году.
Извините за оффтопик.
 
В общем, проект МР-1 делал Надирадзе. Интересно, а остальные "метео" - тоже он?  :roll:
Lingua latina non penis canina
 
Так она же жидкостная. Универсал!
"Были когда-то и мы рысаками!!!"
 
Цитата
Так она же жидкостная. Универсал!
А ускоритель - пороховой! :wink:
Lingua latina non penis canina
 
http://www.peoples.ru/technics/designer/nadiradze/index.html
Цитата
С 1950 года разрабатывает зенитный снаряд "Стриж". В 1951 году КБ-2 вошло в состав ГСНИИ-642 МСХМ, где были объединены конструкторские бюро Орлова, Надирадзе, Кашерининова и Свечарника по разработке крылатых и пороховых ракет, радиоуправляемых и самонаводящихся авиабомб. В 1953 году Надирадзе возглавил работы по системе "Ворон". Накопленный опыт был использован при создании первой в мире высотной исследовательской метеорологической ракеты, разработка которой началась в 1949 году по техническому заданию Центральной аэрологической обсерватории Гидрометеослужбы СССР (г.Долгопрудный). Ракета предназначалась для доставки измерительной аппаратуры в верхние слои атмосферы. В 1951 году при участии сотрудников обсерватории была запущена первая советская метеорологическая ракета МР-1, созданная Александром Надирадзе.
"Были когда-то и мы рысаками!!!"
 
Цитата
В общем, проект МР-1 делал Надирадзе. Интересно, а остальные "метео" - тоже он?  :roll:
"Советская космическая инициатива в государственных документах", стр.341-342:
Цитата
Метеорологические ракеты.
МР-1-одноступенчатая неуправляемая метеорологическая ракета. Разработана в 1951г. в КБ-1 под руководством А.Надирадзе.

М-100 (МР-100) - мобильная двухступенчатая метеорологическая ракета, создана в 1956 г.

ММР-05 - малая метеорологическая ракета на основе второй ступени МР-100 для получения синоптической информации.

ММР-06 - малая метеорологическая ракета на основе второй ступени МР-100 для получения синоптической информации.

ММР-08 - малая метеорологическая ракета на основе второй ступени МР-100 для получения синоптической информации.

МР-12 - одноступенчатая метеорологическая ракета на базе неуправляемой твердотопливной оперативно-тактической  ракеты. Разработана в 1960-1964 гг. в ОКБ-9 Уралмашзавода под руководством В.Тесленко. На её базе созданы модификации МР-25 и МР-20.
"Были когда-то и мы рысаками!!!"
 
НПО "Тайфун":
http://www.typhoon.obninsk.ru/russian/research/rkt.htm
Цитата
В 1960-1964 гг. учеными и конструкторами ОКБ-9 Уралмашзавода (г.Екатеринбург) на базе неуправляемой твердотопливной оперативно-тактической ракеты была создана исследовательская метеорологическая ракета МР-12, способная поднимать на высоту до 180 км научные приборы для изучения верхней атмосферы Земли.  

Основные технические характеристики ракеты МР-12
 
Калибр, 450 мм

Длина, 8770...10370 мм

Стартовый вес, 1485...1620 кг

Тяга двигателя, 10360 кг

Единичный импульс топлива, 205 кг.с/кг

Максимальная осевая перегрузка, до 23 g

Время работы двигателя, 21±3 с

Скорость вращения (проворачивания), до 320 об/мин

Вес полезной нагрузки, 122-280 кг

Высота подъема, 180-120 км

Ракета с 1967г. демонстрировалась в Калужском музее истории космонавтики им.К.Э.Циолковского и на ВДНХ СССР.

В Калужской области, в г. Обнинске, в те годы академиком Е.К.Федоровым, руководителем Гидрометеослужбы СССР, создавался новый научный центр, Институт экспериментальной метеорологии, призванный заниматься экспериментальными исследованиями атмосферы Земли. Коллектив разработчиков ракеты, возглавлявшийся В.П.Тесленко, был приглашен в этот институт и стал техническим ядром нового направления геофизических исследований верхней атмосферы Земли и околоземного космического пространства.

Видео 20 МБ
Для всестороннего изучения свойств верхней атмосферы в различных географических условиях были созданы 4 стартовых комплекса: на полигоне «Капустин Яр» под Волгоградом, на острове Хейса в архипелаге Земля Франца-Иосифа, и на научно-исследовательских судах Гидрометслужбы СССР "Профессор Зубов" и "Профессор Визе", а также на полигоне Эмба (Казахстан). В состав каждого комплекса кроме твердотопливных ракет входили пусковые установки, контрольно-пусковое и вспомогательное оборудование, радиолокационные и радиотелеметрические станции приема траекторной и научной информации с борта ракет в полете.  

За годы эксплуатации ракетного комплекса (1964-1997 гг.) с помощью метеоракет МР-12 и их последующих модификаций МР-25 и МР-20 было осуществлено свыше 1200 запусков ракет с научной аппаратурой, в том числе свыше 100 запусков на высоты, превышающие 200 км.  

Ученым Обнинского филиала Института прикладной геофизики (ИПГ) (затем Института экспериментальной метеорологии - ИЭМ, позднее научно-производственного объединения «Тайфун») в содружестве с учеными других институтов Гидрометслужбы, Академии наук и других ведомственных НИИ удалось сформировать совершенно новые направления геофизических экспериментальных исследований в Советском Союзе:
- Исследования атмосферы методом искусственных светящихся облаков
- Активные эксперименты в атмосфере Земли
- Исследования ионосферы
- Отработка элементов ракетно-космической техники
- Международное сотрудничество

Внедрение ракетного комплекса в геофизические исследования позволило нашей стране занять одно из ведущих мест в числе государств, способных проводить экспериментальное изучение верхней атмосферы Земли и околоземного космического пространства методами прямых физических измерений.

За четыре десятилетия эксплуатации исследовательского метеорологического ракетного комплекса получен значительный объем ценной информации, использованной для решения научных и прикладных задач.
"Были когда-то и мы рысаками!!!"
 
Интересно, а если на ее вместо ПН поставить 2-ю ступень, спутник запустить получиться? :D
"Демократия, это когда царь умный, а также добрый и честный по отношению к своим холопам".
--
Удача - подготовленный успех!
 
Это надо Дмитрия В. попросить посчитать. Он у нас наноракеты для наноспутников разрабатывает. :wink:
"Были когда-то и мы рысаками!!!"
 
http://battle.onego.ru/forum/showthread.php?s=5274fbee675843591a537b12728231fa&t=4510&page=3
Цитата
В 1955 г. ОКБ-9, руководимое генерал-майором-инженером Ф. Петровым, перепрофилируется на проектирование ракетных комплексов для Сухопутных войск и ВМФ.

Один из самых удачных проектов - ракетное вооружение модернизируемых крейсерских подводных лодок проекта 671РТ «Сёмга» (четыре из них были перестроены на заводе «Красное Сормово»). Разработка противолодочных ракетных комплексов «Вьюга» велась с 1960 г. в ОКБ-9 под руководством Ф.Ф. Петрова и Н.Г. Кострулина. Ракета, входящая в комплекс, должна была выстреливаться из торпедных аппаратов подводных лодок на глубине 50-60 м, выходить из воды и, летя по баллистической траектории, доставлять в район цели ядерный боеприпас. Предусматривалось создание ракет калибром 533 и 650 мм («Вьюга-53» и «Вьюга-65»). 4 августа 1969 г. комплекс «Вьюга» с ракетой 81Р (533 мм) был принят на вооружение ВМФ. Он мог поражать и подводные цели на дальностях 10-40 км.

Ещё один пример - метеорологический ракетный комплекс, зондирующего атмосферу с метеорологической ракетой МР-12. В журнале «Наука и жизнь» №3 за 1970 г. была опубликована фотография запуска этой ракеты с борта корабля «Профессор Визе». В журнале было сказано, что многие суда оборудованы установками для запуска метеорологических ракет, зондирующих атмосферу до высот 180 км. Ракета МР-12 была удостоена чести быть выставленной в павильоне «Космос» Выставки достижений народного хозяйства (ВДНХ) в Москве. Это было лучшее достижение метеорологического ракетостроения для больших высот в то время, да и сейчас единственная «мирная» уралмашевская твердотопливная неуправляемая ракета МР-12 состоит «на вооружении» метеорологов. Только по прошествии многих лет стало известно имя одного из основных разработчиков изделия Д-75, а позже, главного конструктора и «пользователя» метеоракеты МР-12, Виктора Петровича Тесленко, обеспечившего ей такую долгую жизнь и пережившую своего создателя.

Со временем ракетная тематика ОКБ-9 была закрыта, а начавшийся было выпуск ракет на Уралмаше прекратился - все разработки были переданы в ОКБ-8 завода им. Калинина.
"Были когда-то и мы рысаками!!!"
 
Обнинцы из ОКБ-9:
http://okb-9.obninsk.org/okb2/okb2.htm
http://okb-9.obninsk.org/vt1/vt1.htm
Цитата
Тесленко Виктор Петрович.

 По окончании физико-технического факультета Днепропетровского государственного университета в 1956г. работал в Свердловске в ОКБ-9, где прошел путь от инженера до начальника конструкторского бюро. В 1963г переведен на работу в Обнинск в Институт экспериментальной метеорологии. В 1969-1975гг. возглавлял Центральное конструкторское бюро гидрометеорологического приборостроения, а с1975г. возвратился в ИЭМ и работал его директором. В 1971г защитил кандидатскую диссертацию. В.П. Тесленко является организатором научных исследований и разработок в области экспериментальной метеорологии и контроля природной среды. Награжден орденом Трудового Красного Знамени, автор 8 изобретений.
 
Он создавал МР-12.

Вспоминает Шидловский Август Антонович: "В.П.Тесленко, будучи ведущим конструктором ОКБ-9 по разрабатываемому метеорологическому ракетному комплексу МР-12, в 1963г., после успешного применения комплекса в качестве исследовательского при испытаниях атомного оружия, был руководством Гидрометеослужбы СССР приглашен на работу в г.Обнинск, в филиал Института прикладной геофизики, где возглавил группу экспериментаторов по перспективным исследованиям верхней атмосферы Земли. Его энтузиазм, глубокие знания и опыт позволили в короткие сроки освоить новую ракетную технику, создать коллектив специалистов, и сделать Гидрометеослужбу основным ведомством СССР по изучению околоземного космического пространства на высотах до 250 км. Деловые и личные качества, результаты работы Виктора Петровича по заслугам оценены руководством ведомства, чем и объясняется его быстрое продвижение по службе. Он лично участвовал в создании и использовании ракетных станций зондирования атмосферы в Арктике на о.Хейса, в Капустином Яре, на научно-исследовательских судах - ракетоносцах "Профессор Визе" и "Профессор Зубов", в разработке новых исследовательских ракет и приборов, в проведении работ по советско-французскому сотрудничеству в области аэрономии. В 1969г. В.П.Тесленко был назначен начальником-главным конструктором созданного Центрального конструкторского бюро гидрометеорологического приборостроения, основной задачей которого была автоматизация гидрометеорологических измерений. С этой новой для него задачей он успешно справлялся, обеспечив создание опытной автоматизированной наблюдательной сети на территории Белорусской ССР. Учитывая способность Виктора Петровича глубоко вникать и ответственно относиться к любому новому делу, в 1976г. по рекомендации Обнинского горкома КПСС, он был назначен директором головного в городе Обнинске учреждения гидрометеослужбы - Института экспериментальной метеорологии. Перед этим институтом тогда стояли новые интересные задачи, связанные с физикой атмосферы и мониторингом окружающей среды: создание методов активных воздействий на атмосферные процессы, прогнозирование тропических циклонов, проведение мониторинга химических и радиационных загрязнений и ряда других. Понятно, что для полноценного руководства такими объемными и разнообразными исследованиями нужны не только огромная работоспособность, но и "железное" здоровье. А вот последнего Виктору Петровичу и не хватало, хотя он этого никогда не показывал окружающим, весь отдаваясь работе. Его не стало в ноябре 1990г., через неделю после возвращения из морской экспедиции в Тихом океане." Виктор Иванович Коробов вспоминает: "С Виктором Петровичем Тесленко я впервые встретился в 1957 году, когда шел усиленный прием молодых специалистов по специальностям, связанным с ракетной техникой. Он был направлен по распределению в ОКБ-9 после окончания Днепропетровского государственного университета. Это был стройный симпатичный молодой человек с живыми умными глазами. Его дружелюбный и компанейский характер как-то сразу сблизил нас, что позволило нам практически во все время знакомства оставаться хорошими друзьями. В это время в ОКБ-9 шла активная работа над изделием Д-200. Виктор Петрович уже тогда приглянулся Федору Федоровичу Петрову, который будучи прозорливым руководителем, сумел разглядеть и развить в Викторе Петровиче те таланты большого организатора и исследователя, которые реализовались в нем впоследствии. Виктору Петровичу была поручена работа с головной частью изделия Д-200, определением вида и объема полезной нагрузки, размещаемой в ней. Одновременно ему поручили проработать вариант изделия с прямоточным воздушно-реактивным двигателем. Мы с ним обсудили этот вопрос, и он рекомендовал Федору Федоровичу Петрову командировать меня в ОКБ, которое возглавлял главный конструктор Бондарюк в г. Москву. После анализа привезенных мной материалов и состоянию разработки от варианта изделия Д-200 с прямоточным двигателем ОКБ-9 отказалось. Виктор Петрович со своим сектором продолжал работать над головными частями изделия Д-200, а в последствии и изделия Д- 90. Это была весьма сложная работа, которая требовала постоянного контакта с серьезными смежными организациями, и Виктор Петрович с большим успехом справлялся с этими важными задачами. Особенно его организаторский талант раскрылся в тот момент, когда ОКБ - 9 переживало определенные трудности в работах по новой технике. Ему удалось подготовить и осуществить заключение договора с Главным управлением гидрометслужбы при Совете Министров СССР на разработку метеорологической ракеты Д-75 (МР-12) с пороховым двигателем для высотного зондирования атмосферы. Он осуществлял техническое руководство всей разработки и компоновку головной части. Ракета Д-75 успешно прошла все этапы испытаний и была передана Заказчику. С целью внедрения Д-75 в научные исследования организаций Гидроместлужбы Виктор Петрович перешел на работу в филиал института прикладной геофизики в г. Обнинск. Будучи активным и творческим человеком, он добился значительных результатов в деле применения метеоракет для решения задач высотного зондирования верхних слоев атмосферы в различных условиях - Крайний Север, территория Советского Союза, мировой Океан. Его кипучая энергия позволила развить ФИПГ в институт экспериментальной метеорологии, который по мере его роста был преобразован в Научно-производственное объединение "Тайфун", бессменным генеральным директором которого он был до последних дней своей жизни. Его работы останутся большой вехой в деле развития гидрометслужбы как в СССР, так и России." Рахов Эдуард Владимирович о Тесленко В.П.: "Мы с Виктором Петровичем пришли в ОКБ-9 в один год, только после окончания разных вузов. Комната, в которой он работал хотя и находилась напротив помещения, где работал я, но по условиям режима секретности, практически все контакты с конструкторской группой Тесленко осуществлялись моим непосредственным руководителем Борисом Вороновым. В связи с этим не сохранилось в памяти, каких либо содержательных эпизодов общения с Виктором от того времени. В1963 году он уехал в подмосковный город Обнинск и где-то через год мы с Борисом Вороновым, будучи в командировке в Москве, проявили любознательность и побывали в этом городке, где Виктор Тесленко разворачивал работы по использованию малой ракеты МР-12 для научных исследований. В ОКБ-9 к телеметрии этой ракеты я имел весьма малое отношение - только на самой ранней стадии ее разработки, когда потребовалась миниатюрная бортовая телеметрия и появились транзисторы, а в ОКБ пришел толковый молодой специалист Виктор Мельников, с которым мы начали эту работу. Когда появилась ясность, что задача решаема, к работе подключился Вадик Калганов и возглавил ее Леня Погребинский. Обнинск нам понравился и на мою просьбу устроить меня на работу в Обнинске, отказа от Виктора Петровича не последовало, но как говорится, развитие событий уперлось в жилищный вопрос. В это время в ОКБ-9 произошла передача работ по ракетной тематике на завод им М.И.Калинина и пока вызванная этим кутерьма улеглась, в Обнинск уехал Виктор Коробов, где стал главным инженером вновь создаваемого Центрального конструкторского бюро Гидрометеослужбы. Он и обеспечил мой переезд в Обнинск. Четкость и наглядность логических формулировок принимаемых решений, умение подметить существенное, - это те качества Виктора Петровича, которые хорошо вписывались в жизнедеятельность прошедшей эпохи и позволили ему стать не только крупным ученым, но и отличным хозяйственником. Вот пример из его доклада о совершенствовании методов управления научными исследованиями, где он среди прочего, обратил внимание казалось бы на не существенную проблему: " В системе Госкомгидромета за последние годы уже сделано очень многое в смысле упорядочения стиля и методов руководства научными исследованиями - это в первую очередь касается планирования, контроля, отчетности, исполнительской дисциплины, внедрения результатов завершенных НИР и ОКР, повышения эффективности работы. Все это хорошо, все это важно и безусловно необходимо. И это можно только приветствовать. Но, к сожалению, на общем фоне хороших и нужных мер, вызывают тревогу и обеспокоенность чрезмерное, как я считаю, усиление бюрократических начал. И в раде случаев мы просто тонем в обильном, все увеличивающемся потоке бумаг. На одной из прошлых Коллегий здесь уже приводились примеры безудержного роста переписки, не удержусь от соблазна привести аналогичные данные за один только прошлый год по ИЭМ. В 1983 году по всем каналам в институт поступило 5998 входящих писем, телеграмм, приказов и указаний, на них мы вынуждены были ответить примерно столькими же исходящими письмами и кроме того мы сами инициировали еще 2500 исходящих бумаг. И если к этому добавить более 2-х тысяч так называемых внутренних документов - календарных и прочих планов, смет, актов, протоколов, - то общее число документов составило более 17-и тысяч. Все это не считая нашей научной продукции - отчетов, статей, обзоров, информационных материалов. И все это относится только к деятельности института, не считая документооборота РСУ, ЖКО, детских комбинатов и других приданных институту подразделений. А на все вместе взятое мы извели более 15-и тонн бумаги, по 1-й тонне на 100 работающих как это принято считать в статистике. Складывается впечатление, что все мы забыли, что у людей существует язык как средство общения, что есть великое изобретение века - телефон и все пытаемся заменить и подменить официальными бумагами. Даже для телефона изобрели документ под названием телефонограмма." Сравнительно за короткое время, работая в Обнинске, он обосновал и организовал интенсивное строительство производственных помещений и обустройство территории руководимого им предприятия, благодаря чему при Викторе Тесленко в дополнение к ранее существовавшему зданию прибавилось еще два новых , а вся территория была обнесена архитектурно-роскошным забором. Далеко не одной хозяйственной деятельностью занимался Виктор Петрович, а выполняя большую научную работу, возглавлял многочисленные экспедиции. Вот фрагменты из репортажа корреспондента газеты "Известия" об одной из научных экспедиций с участием Виктора Тесленко: "Ракетодром среди айсбергов. Самая северная обсерватория мира. Совместные работы советских и французских ученых на острове Хейса. Пожалуй" название ракетодром немного пышно для ракетного комплекса Хейса. По сравнению, скажем, с ракетой носителем знаменитого "Востока" метеорологическая ракета выглядит более чем скромно. В длину она примерно в четыре раза меньше - девять метров, да и полезная нагрузка всего шестьдесят килограмм, а не многотонный космический корабль и высота подъема не так уж велика. Но по своему существу ракетная станция Хейса мало, чем отличается от ракетодромов Большой земли. А скромные масштабы в известной мере "компенсируются" более тяжелыми условиями работы. Ведь пуски осуществляются по заранее намеченной программе. Обычно в один и тот же день стартуют ракеты с борта наших исследовательских кораблей - "Воейкова", "Шокальского", с пусковых площадок США, Франции, Японии, Индии, Австралии, Антарктиды, чтобы получить вертикальный "разрез" свойств атмосфер! в самых различных точках земного шара. Стартуют независимо от погоды. Конструктор метеорологических ракет Виктор Петрович Тесленко, пока мы летели из Москвы, много мне рассказывал об их сражениях с морозами. Им пришлось потратить немало усилий, чтобы создать "морозостойкую" ракету. Капризный порох часто не выдерживал "холодного удара", когда ракету вывозили из теплого помещения на улицу. Менялись расчетные температуры горения, тяга, давление на стенки двигателя. Густела, как асфальт, смазка. Первое время, пока не сделали ангар с откатывающейся крышей, много неприятностей доставляла пурга. Вездесущий снег мгновенно проникал в мельчайшие щели, страмбовывался там как лед, и механизмы "отказывались" работать. "... Над "Дружной" взлетает белая сигнальная ракета: до пуска осталось пятнадцать минут. Теперь в ангаре никого нет. Все механизмы в боевой готовности. Люди ушли на пункт управления. В небо уходит красная ракета. Осталась минута. Внимание! Старт… Полоса огня, словно белая молния, прочерчивает небо. Потом обрушивается шквал грохота. Ангар окутывается клубами дыма, и уже через какие-то доли секунды, с прощальным ревом, ракета скрывается в пелене облаков. Только успели щелкнуть затворы фотоаппаратов. После окончания пуска Жан Бара, доктор физико-математических наук Л.А.Катасев и В.П.Тесленко с неослабевающим темпераментом продолжают обсуждать технические детали будущих работ. С прошлого вечера никак остановиться не могут. Бумажки с наспех набросанными схемами все время переходят из рук в руки…"
Авторы Коробов.В.И., Рахов.Э.В., Шидловский.А.А.  
"Были когда-то и мы рысаками!!!"
 
Цитата
Интересно, а если на ее вместо ПН поставить 2-ю ступень, спутник запустить получиться? :D
А так же третью, и, возможно, четвёртую :)
Ну параметры её самой, как у "редстоуна", не лучше, ХС не больше 2 км/с, нужно набрать ещё 7-7,5 км/с.
 
Смежные темы:
Геофизические ракеты в наше время
С Земли Франца-Иосифа запущена МР-100В (или М-100В ?)
"Были когда-то и мы рысаками!!!"
 
Ещё о метеорологических и геофизических ракетах

http://okb-9.obninsk.org/ir1/ir1.htm
Цитата
Иван Петрович Ракосей был техническим руководителем 3-х уникальных комплексных экспериментов "Солнце-Атмосфера" в 1971, 1973 и 1976 гг. (запуски свыше 60 высотных исследовательских ракет Д-75 МГ в различных геофизических условиях). Проводил пуски в первом рейсе первого в СССР научного судна-ракетоносца НИС "Профессор Визе" в 1968 г., руководил установкой пусковых ракетных комплексов на НИС на судостроительном заводе. Всего он участвовал в шести экспедициях (все океаны, 15 стран) на научно-исследовательских судах "Профессор Визе" и "Профессор Зубов". На первом из этих судов его труд в 66, на втором - в 22 ракетных пусках. Помимо этого, Иван Петрович на борту судна "Академик Крылов" в Северной Атлантике, принимал активное участие в работах по отладке аппаратуры "Тритон". Впоследствии за эти работы он был награжден медалью ВДНХ СССР. В качестве ведущего конструктора и технического руководителя, Иван Петрович проводил разработку и эксплуатацию контрольно-пусковой аппаратуры и систем электроавтоматики высотных ракетных метеорологических комплексов МР-12 и МР-25; полезных нагрузок ракет Д-75М, Д-75МГ, М-175, М-250; судовых пусковых комплексов Д-78 и КС-52. В ЦКБ ГМП был ведущим конструктором темы "Летные испытания систем спасения (мягкой посадки) космических аппаратов для полетов на другие планеты (создание и внедрение нового метода испытаний систем спасения аппаратов для полета на Марс М-71 и М-73). Иван Петрович имел ряд публикаций и 4 авторских свидетельства на изобретения. Его труд был отмечен наградой Федерации Космонавтики СССР. Иван Петрович участвовал в первых летно-конструкторских испытаниях и ракетных экспериментах с ракетами Д-75М, в том числе при испытаниях атомного оружия в 1962 г. в Казахстане. Один из ведущих специалистов по электроавтоматике ЦКБ ГМП (г. Обнинск), ОКБ-9 и СМКБ "Новатор" (г. Екатеринбург), последняя должность - зам. начальника конструкторского отдела ЦКБ ГМП.
http://epizodsspace.narod.ru/bibl/glushko/razv/2c.html
Цитата
Разновидностью геофизических и высотных исследовательских ракет являются метеорологические ракеты. Они систематически запускаются в СССР с 1949 г. с целью изучения физических процессов, определяющих структуру, состав и тепловой режим верхней атмосферы, влияния геомагнитных и других возмущений и ионизирующих излучений на ее характеристики. Ракеты типа МР-1 запускаются на высоту до 100 км, а типа МР-12 — до 180 км при массе научной аппаратуры до 50 кг.

В их головной части установлены тепловой и мембранные манометры, термометры сопротивления, болометры, радиотелеметрическая система, аккумуляторные батареи и другое оборудование. На заданной высоте головная часть отделяется от корпуса, после чего они спускаются на парашютах.

Ракеты типа М-100 двухступенчатые, с пороховыми двигателями на обеих ступенях, со стартовой массой 475 кг, высотой подъема 100 км при массе научной аппаратуры 15 кг. Только в 1972 г. было запущено 277 ракет М-100. Двухступенчатая пороховая ракета М130 при стартовой массе 600 кг, диаметре 0,25 м, длине 10 м поднимает головную часть с научной аппаратурой общей массой 80 кг на высоту 130 км. Малые метеорологические ракеты ММР-06 — одноступенчатые, пороховые, имеют стартовую массу 135 кг, высоту подъема 60 км при массе научной аппаратуры 5 кг. Пуски метеорологических ракет проводятся как на территории СССР, так и в других районах (в Арктике, Антарктике, Индии, с гидрографических судов в различных районах Мирового океана).
"Были когда-то и мы рысаками!!!"
 
НПО "Тайфун"
Цитата
Научно-производственное объединение "Тайфун" - государственное учреждение, одно из ведущих научно-исследовательских учреждений Федеральной службы России по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды (Росгидромета).

НПО "Тайфун", созданное 1 января 1986 года, является правопреемником следующих государственных учреждений: Института экспериментальной метеорологии, Центрального конструкторского бюро гидрометеорологического приборостроения и Регионального центра "Мониторинг Арктики" Росгидромета.

В состав НПО "Тайфун" входят:

 Институт экспериментальной метеорологии (ИЭМ);
 Институт проблем мониторинга окружающей среды (ИПМ);
Центральное конструкторское бюро гидрометеорологического приборостроения (ЦКБ ГМП);
Федеральный информационно - аналитический центр Росгидромета (ФИАЦ) по обеспечению оперативной и прогностической информацией в чрезвычайных ситуациях, связанных с аварийным загрязнением окружающей среды на территории РФ;
Центр метрологии и технического регулирования в области гидрометеорологии и мониторинга окружающей среды (ЦМТР);
Северо-западный филиал ГУ НПО "Тайфун" (СЗ филиал);
Филиал "Комет" ГУ НПО "Тайфун" (Филиал "Комет").
"Были когда-то и мы рысаками!!!"
 
http://www.phys.msu.ru/rus/about/sovphys/ISSUES-2008/2(62)-2008/62-9/
Цитата
50  лет Ракетному метеорологическому зондированию атмосферы[/size:beaf5320e6]

« ...В качестве исследователя атмосферы    предлагаю реактивный прибор...»    

К.Э.Циолковский,1903 г.

В 1948 г. в  Центральной  аэрологической обсерватории (ЦАО)  (г. Долгопрудный  Московской  области)  была  создана лаборатория   N1   для   исследования   стратосферы с помощью воздухоплавательной техники, а вскоре и Отдел  стратосферных  исследований.  В  1964  г.  начальник  этого отдела профессор физфака МГУ Е.Г.Швидковский стал директором ЦАО, а начальником Отдела  стратосферных  исследований -   Г.А.Кокин,  возглавляющий отдел физики  высоких слоев атмосферы до настоящего времени.

В 1948 г. вышло Постановление Правительства СССР,  согласно которому СКБ академика  А.Д.Надирадзе разработало за три года   ракетный   комплекс   МР-1,   а НИИ  парашютно-десантных  средств   под  руководством  О.И.Волкова разработало специальные грузовые парашюты для спасения головных  частей   и двигательных установок ракеты МР-1 (вес 600 кг) с  высотой подъема 90 км. Конструкторский талант А.М.Касаткина и глубокие теоретические  и  практические знания его молодых коллег – выпускников  физфака МГУ М.Н.Изакова,  Г.А.Кокина и других позволили создать блок датчиков малоинерционных термометров и манометров. Таким образом, впервые в мире был применен прямой метод измерения    температуры    воздуха    при    сверхзвуковом полете метеорологической  ракеты  (американцы  до  этого  использовали данные  измерений  давления  и  по  ним  рассчитывали  температуру).

В  1952-59 гг. на станции  «Волгоград»  (Капустин  Яр)  было  проведено несколько  десятков  успешных  запусков  МР-1,  накоплен  значительный  материал о профилях температуры,  давления и плотности воздуха  до  высоты 80  км  и  ветра  до высоты 60 км,  что позволило создать в 1962 г.  стандартную атмосферу СА-64.  Отметим,  что  парашют  головной  части  на  нисходящей  ветви  траектории гасил  сверхзвуковую скорость на высоте около 60 км и по его дрейфу (с учетом инерции)  определялись  скорость  и  направление ветра.  Прослеживание ракеты и головной части  осуществлялось  с  помощью  базисной  системы кинотеодолитов.  В   дальнейшем   для  траекторных измерений  стал использоваться  радиолокационный  активный  метод. В 1956 г. теория и первые результаты этого пионерского метода были опубликованы в журнале «Метеорология и гидрология», а в октябре 1957 г.  в Вашингтоне сразу   после запуска первого спутника на Международной конференции по космическим  исследованиям  А.М.Касаткин сделал научный доклад о   ракетном метеорологическом зондировании в СССР. Зарубежных ученых поразило все: и прямой метод измерения температуры, считавшийся невозможным для таких скоростей,  и запуск ракеты по такой траектории, что головная часть на парашюте возвращалась как бумеранг практически к  месту старта,  и спасение двигателей  ракеты  также  на  парашюте  для повторного   использования   и   возможность  использования  ракетного  комплекса на корабле в любой точке Мирового океана.  В   1957  г.  на  базе  ракеты  боевого  применения  был введен в строй  комплекс малой метеорологической ракеты (главный конструктор  Д.Д.Севрук)  с  высотой  подъема  ракеты  до 50 км. (ММР-05). А 31 декабря 1957 г. на траверзе только что открытой советской антарктической станции  «Мирный»  впервые  в  мире  с  борта  корабля  (д/э  «Обь»)  был  осуществлен  успешный запуск  метеоракеты ММР-05.  Тем самым заметно расширился вклад СССР в выполнение  научных программ МГГ и Международного Года спокойного Солнца. В 1959 г. этими  комплексами   были   оснащены   научно-исследовательские суда Гидрометслужбы «Воейков» и «Шокальский». В 1962 г. по инициативе академика Е.К.Федорова вышло  Постановление  Правительства  СССР о  разработке трех новых ракетных комплексов  на  базе пороховых  двигателей  с  высотами  подъема 60  (ММР-06), 90-100 (М-100) и 150-180 км (МР-12), и об оборудовании этими комплексами новых научно-исследовательских судов, о строительстве новых станций  и  соответствующей  инфраструктуры. Таким образом, в 1970-80 годы в Восточном полушарии  практически  от Северного  до Южного полюса была создана уникальная сеть из 10 станций ракетного  зондирования  и   10   научно-исследовательских кораблей, оснащенных ракетными комплексами. Организационно-техническое и  методическое  руководство работой ракетной сети станций осуществляла ЦАО. Первичные   данные пусков   по  радиотелетайпным каналам поступали в ЦАО, где осуществлялась вторичная обработка данных. Затем окончательные данные оперативно передавались в  Гидрометцентр СССР,  в Всемирную метеорологическую организацию,  а  в  виде  бюллетеней  ракетного  зондирования  атмосферы и высотных  карт  барической топографии – всем заинтересованным организациям как внутри страны,  так и за рубежом.  В связи с уничтожением  СССР  и  всего  социалистического  лагеря  и  резким сокращением  финансирования  сеть ракетных станций была ликвидирована,  с большим трудом удалось сохранить лишь станцию «Волгоград» в Капустином Яре.

Установление единой шкалы измерений (путем проведения сравнений с данными западных коллег) позволило рассмотреть всю базу накопленной информации о термодинамических параметрах и ветре с единых  позиций общей циркуляции средней атмосферы и создать по  данным  ракет  М-100Б  первую  глобальную незональную модель средней атмосферы.  Данные стандартного (по температуре,  давлению, плотности, ветру) зондирования легли  в основу  Международных  справочных  атмосфер  Международного  комитета  по  космическим  исследованиям  (КОСПАР)   и Международной  организации стандартизации.    

  Ракетное зондирование являлось также важным элементом  обеспечения испытаний высотных летательных аппаратов,  а накопленный массив данных  был использован для  проведения  исследований  структуры,  движений  и  состава  средней атмосферы.  Характерный пример. Советский Союз  реализовывал  программу  освоения  Луны  (в  т.ч.  и  высадки  там  человека). Возвращение   аппарата  лунного  модуля  в  отличие  от  американского  варианта прямой посадки в Тихом океане должно  было  состоять  из  2-х  этапов:  вначале  вход в атмосферу в экваториальной области Индийского океана,  торможение до 1-й космической скорости,  выход  из  атмосферы и  окончательный вход в атмосферу с посадкой в Казахстане по  стандартному варианту корабля-спутника.  На ЦАО (совместно  с  НИИ-88, Подлипки),   было возложено обеспечение данными о плотности и температуре  атмосферы  в  районе  первого  входа,  и  в 1966-68 гг. «Воейков» и «Шокальский» регулярно совершали рейсы с ракетным зондированием в заданные районы Индийского океана.

Одним из  важнейших научных открытий по многолетним ракетным пускам    было  установление  по  данным  ракет  М-100 отрицательного тренда  температуры в стратомезосфере. Важными результатами анализа многолетних наблюдений температуры средней атмосферы было выявление 11-летней периодичности, связанной с активностью Солнца.

После принятия Венской Конвенции и Монреальского Протокола об охране озонового слоя исследования средней атмосферы иозоносферы  с помощью ракет, начатые в МГУ под руководством Г.И. Кузнецова и в ЦАО заметно активизировались. Исследовательские, методические и конструкторские  работы по созданию специализированных головных частей ракет с контактными (хемилюминесцентными)  анализаторами  озона  начались  в ЦАО еще  в  конце  1960 гг. и завершились созданием целого семейства уникальных средств измерений вертикального распределения  концентрации озона и атомарного кислорода. Еще раньше в ЦАО  были  разработаны   под руководством Г.И.Кузнецова и А.Ф.Чижова,  оптические (фильтровые) озонометры с использованием Солнца в качестве источника хорошо  поглощаемого  (и, следовательно, легко измеряемого) озоном солнечного ультрафиолета.

Комплексное применение  стандартных  и  экспериментальных ракетных  пусков  для  измерения  вертикальных  распределений  термодинамических параметров,  озона,  водяного пара,  окиси азота, электронной и ионной концентрации и аэрозоля в различных регионах земного шара в  различные  сезоны  и  при  различных  гелио-  и  геофизических условиях привело к  созданию необходимой базы данных для анализа физических  механизмов  и построения  теоретических и эмпирических моделей атмосферных процессов.  Найденные особенности  фотоактивного  слоя  озоносферы   позволили  решить  обратную   задачу, т.е. определить  концентрацию  окислов водорода и водяного пара в мезосфере  (50-80 км);  окислов азота и атомарного хлора  в  верхней  стратосфере  (35-50 км);  установить прямое влияние активности Солнца на состав,  а,  следовательно,  и на температуру слоя 45-55 км, (где  влияние  суточных  вариаций  определяющих равновесие  озона  факторов  минимально) в т.ч. влияние долговременных вариаций (циклов) солнечной активности. В результате решения обратных задач были созданы полуэмпирические  глобальные зональные  модели  содержания  водяного  пара  в  мезосфере  вариации водяного пара и окислов азота на  высотах 40-50  км  в  средних  широтах  и  произведена  оценка  суммарных  величин окислов азота и  хлора в тропических и   во  внетропических  широтах  с  учетом  сезонного  хода.  Кроме этого были проведены оценки  вариаций  озоноактивной (диссоциирующей  кислород  в  мезосфере  и стратосфере) потоков ультрафиолетовой радиации Солнца,  показавшая более реальные величины их 11-летних вариаций УФ,  чем  предполагалось  ранее.

Наши данные в широтной зоне 50 ю.ш. – 50 с.ш. впервые были подтверждены прямыми наблюдениями аппаратурой CRISTA в ноябре 1994 г: максимальное расхождение (20%) было для высот 52-56 км, а выше – порядка или менее 10%, а главное совпали широтные градиенты в обоих полушариях!

По данным этой  модели  в  экваториальных  широтах  (10 град.  с.ш.  - 10 град.  ю.ш.)  впервые были  четко  прослежены  полугодовая  и  годовая  гармоники  в  содержании водяного пара в мезосфере.    На основе полученных  результатов, а также результатов по  наблюдениям волн Кельвина  в  ракетных  экспериментах было дано физическое объяснение необычайно  редкому  явлению  в  климатологии - серебристых (мезосферных) облаков в  тропической  зоне. Серебристые облака  наблюдались  нашими  космонавтами В.В.Коваленком и В.А.Савиных с  орбитальной  станции  «Салют»  в апреле-мае 1981  г.  При  этом  использованы   результаты описанной выше   модели   водяного пара  для  мезосферы, наблюдений экваториальных волн и приливных колебаний  температуры  с  помощью  ракет  и уникального международного космического эксперимента CRISTA (CRiogenic Spectrometers - Telescopes for the Atmosphere), проведенного в ноябре 1994 и августе 1997 годов. Учитывая долговременные отрицательные тренды температуры и долговременные положительные тренды водяного пара в верхней мезосфере и нижней термосфере,  следует  ожидать более частое появление таких облаков над  тропической и экваториальной зоной.

В рамках  выполнения  международной  программы DYANA (Dynamics Adapted Network for the Atmosphere) и как часть очередного, третьего, озонного советско-индийского комплексного эксперимента с 15 января по 7 июня 1990 г. были проведены ракетные (70 пусков М-100Б), баллонные (несколько сот радиозондов с экспериментальной и стандартной аппаратурой) и наземные наблюдения на станции «Тумба», индийских аэрологических и озонометрических станциях и с борта научно-исследовательского судна «Академик  Ширшов» в экваториальной  области Индийского  океана. Глобальные наблюдения динамики атмосферы до 100 км со станций в 25 странах, координировались по единой программе профессором Д.Офферманом из Университета города Вупперталь, Германия и осуществлялись учеными около 100 исследовательских групп. Результаты этой уникальной кампании по исследованию динамики можно суммировать следующим образом. Впервые  определены  основные характеристики приливных колебаний температуры и ветра в экваториальной атмосфере, их воздействие на колебания озонового слоя,  распространение и отражение внутренних гравитационных  и экваториальных  планетарных  волн  и климатическую изменчивость атмосферы.  Впервые были определены  характеристики  короткопериодных  колебаний общего содержания озона  и его вертикального распределения  в экваториальной области и установлена их связь с внутренними гравитационными волнами, приливами и изменением  солнечной активности. Полученные результаты наземных наблюдений суточных вариаций общего содержания озона позволили правильно составить программу ракетных пусков в суточной серии  и подтвердить достоверность наземных наблюдений.

Тропическая часть  Индийского  океана  с  1970  г. стала советским регионом интенсивных ракетных наблюдений («Академик Ширшов» 1970-71 гг. в рамках программы  ЦАО «Стратомезосфера» с участием 6 НИС в Тихом и  Индийском океанах).  В экваториальной части Индийского океана были проведены пуски ракет с оптическими приборами для определения профилей озона и аэрозоля  в  рамках международной   программы «Муссон-79»  («Академик Ширшов», 1979 г.), ежедневные пуски  ракет по национальной программе «Вертикаль» (1983-84гг.) по проблеме «КДК,  Солнце,  прогноз»; рейс  «Ширшова» 1990 г. с суточными сериями по  6-7  ракет  для  исследованияатмосферных приливов в рамках международного проекта «DYANA»

Основные научные результаты были достигнуты  в  следующих  направлениях: - зимние  страто-мезосферные потепления и внутрисезонные перестройки циркуляции,  их морфология, динамика, температурный режим, связь с глобальными процессами (планетарные  стратосферные  ложбины  и антициклоны), влияние солнечной    активности (И.В.Бугаева, В.И.Бекорюков, Г.А.Кокин, А.А.Петров, Л.А.Рязанова, К.Е.Сперанский); - структура термодинамических полей и колебания (от минутных до лет) экваториальной и тропической озоносферы  и  средней  атмосферы (А.М.Боровиков,  Г.И.Голышев,  И.В.Бугаева,  Г.А.Кокин,  Г.И.Кузнецов, Е.В.Лысенко, Л.С.Минюшина, С.П.Перов, Л.А.Рязанова, А.Ф.Чижов);- взаимодействие нижней и средней  атмосферы с формированием энергетически потоков вверх, широтная зависимость волновых возмущений в зимний период (С.С.Гайгеров, В.Г.Кидиярова, Д.А.Тарасенко, И.А.Щерба); - структура  термодинамических полей Южного полушария (Ю.П.Кошельков)  и  систематические   наблюдения   весенней озоновой аномалии («дыры») в Антарктиде, глубина которой зависит от развития Австралийского антициклона (И.Н.Иванова, Г.А.Кокин, С.П.Перов,  О.В.Штырков, А.Ф.Чижов); -  в результате измерений на стандартных ракетах электронной концентрации в D-слое ионосферы была создана уникальная база данных и проведен ее многосторонний анализ (Г.А.Кокин, С.В.Пахомов, А.А.Ястребов, Л.А.Ванина-Дарт).

Уникальный экспериментальный материал по ракетным корабельным данным и более поздним спутниковым наблюдениям позволил оценить энергетику волновых процессов в тропической средней атмосфере (Добрышман, Макарова, 2004).

Бытует мнение,  что  метод  ракетных зондирований для атмосферы устарел и ныне главный метод - это орбитальные  наблюдения.  Это  глубокое заблуждение,  которому  уже  без малого 20 лет,  опровергнуто анализом огромного  объема измерений со  спутников: необходим реперный (подспутниковый) метод для проверки и внесения корректив в методику дистанционных методов.  Детальную информацию о малых  пространственных масштабах  сложных физико-химических явлений могут дать именно ракетные, особенно контактные методы. Ярким примером были запуски трех ракет с о.Уоллопс во время измерений лимбовым методом вертикальной структуры атмосферы в период прохождения спутника с аппаратурой CRISTA; при этом три ракетных зонда на спускаемых парашютах находились в различных точках (в т.ч. и по высоте) анализируемого объема атмосферы 100х100х250 км. Вот-вот будет запущен огромный и дорогостоящий американский спутник EOS CHEM, как и CRISTA использующий лимбовый метод наблюдений химического состава средней атмосферы и озоносферы. Без ракетозондов не обойтись! В последнее время в Центральной аэрологической обсерватории после очень долгого перерыва 90-х годов вновь началось ракетное зондирование, правда, не регулярное. Будем надеяться, что начавшийся Международный Полярный год будет способствовать сохранению и дальнейшему развитию ракетного зондирования у нас в стране, а на о.Хейс  вновь начнется ракетное зондирование атмосферы, как это впервые произошло ровно 50 лет назад!

выпускник физфака 1951 г. Г.А.Кокин, выпускник физфака1958 г. С.П.Перов

Центральная аэрологическая обсерватория
"Были когда-то и мы рысаками!!!"
 
http://www.rg.ru/2007/09/25/reg-pomorskij/raketa.html
Цитата
Прогнозы из космоса. На Земле Франца-Иосифа возобновлено ракетное зондирование атмосферы.

Мария Михайлова, Архангельская область
"Российская газета" - Поморский край №4475 от 25 сентября 2007 г.

Запуск метеорологической ракеты М-100-В с объединенной гидрометеостанции имени Кренкеля на острове Хейса (архипелаг Земля Франца-Иосифа) прошел успешно.

Это первый после многолетнего перерыва запуск ракеты для зондирования атмосферы - из-за недостаточного финансирования запуски метеоракет здесь были прекращены в конце 70-х годов прошлого века.

В головной части ракеты помещаются приборы, с помощью которых измеряются плотность, температура воздуха, ветер, а при научно-исследовательских пусках - еще и состав воздуха, интенсивность и спектр солнечной радиации и так далее. Данные могут использоваться для составления прогнозов погоды.

Как сообщила корреспонденту "РГ" специалист Северного Управления гидрометеослужбы Наталья Малкова, в течение многих лет для исследования атмосферы в приполярных широтах использовались шары-зонды. Они и сейчас запускаются с большой частотой - в среднем два раза в сутки. Однако с помощью шаров-зондов можно исследовать атмосферу лишь на высоте до 30 километров, а использование ракет позволяет получить данные с больших высот. Метеорологические ракеты выполняют вертикальное зондирование на высоте до 90 километров.

Всего со станции имени Кренкеля запланировано порядка десяти запусков ракет. Все они пройдут в рамках программы третьего Международного полярного года 2007 - 2008.
http://www.izvestia.ru/news/news187871
Цитата
На российской станции в Арктике произошел самопроизвольный пуск ракеты

Вчера днем, примерно в 13:26 по московскому времени, на метеостанции имени Кренкеля, расположенной на острове Хейса Земли Франца-Иосифа при подготовке запуска ракеты для ионосферного зондирования атмосферы произошел ее самопроизвольный пуск. В результате пострадали два сотрудника Центральной аэрологической обсерватории, один из них получил травмы, не совместимые с жизнью, второй - контузию и рваную рану. Пострадавшему была оказана доврачебная помощь, после чего вертолетом Ми-8 он был вывезен на погранзаставу "Нагурское", а оттуда вечером самолетом Ан-72 доставлен в Мурманск и госпитализирован.

Специалисты обсерватории проводили на станции имени Кренкеля пуски метеорологических ракет в научных целях по зондированию верхних слоев атмосферы. Высотное ракетное зондирование на острове Хейса в области геомагнитной полярной шапки было возобновлено в прошлом году после 30-летнего перерыва. Если с помощью шаров-зондов можно измерять различные параметры атмосферы на высоте до 30 км, то метеорологические ракеты позволяют "сканировать" высоту до 100 километров.

"Расследование причин происшедшего будет проведено 21-22 сентября, когда научно-экспедиционное судно Севгидромета "Михаил Сомов" доставит на метеостанцию специальную комиссию", - сообщил ИТАР-ТАСС руководитель пресс-центра Архангельской областной службы спасения "01" Игорь Григорьев.
10:07 12.09.08
"Были когда-то и мы рысаками!!!"
Страницы: Пред. 1 2 3 4 5 ... 14 След.
Читают тему (гостей: 1)
Журнал Новости Форум Фото