Архив номеров

Содержание номера


ПИЛОТИРУЕМЫЕ ПОЛЕТЫ

Полет экипажа МКС-15. Июль 2007 года

На МКС будет два туалета

Программа Constellation набирает обороты

Чего хочет Европа?

КОСМОНАВТЫ. АСТРОНАВТЫ. ЭКИПАЖИ

Новости ЦПК имени Ю.А. Гагарина

Биографии членов экипажа STS-117

О космотуристах

NASA покинули два астронавта

Якутия готовит молодежь к штурму космоса

Китай наберет новых космонавтов

МЕЖПЛАНЕТНЫЕ СТАНЦИИ

Второе рандеву у Венеры

Цели определены, задачи поставлены...

ЗАПУСКИ КОСМИЧЕСКИХ АППАРАТОВ

Второй немецкий разведчик SAR-Lupe

Сможет ли «Союз» конкурировать с «Протоном»?

Новый спутник связи для Китая

07.07.07. В полете - DirectTV-10

Двадцатипятилетие: время тревог и надежд

ИСКУССТВЕННЫЕ СПУТНИКИ ЗЕМЛИ

НЛО сопровождает «Глобалстары»

Amos-4 заработает в 2012 году

Orbital Express: всем спасибо, все свободны...

Коммерческая прибыль против национальной безопасности

«Космические лилипуты»

Турецкая программа спутниковой разведки

Космические амбиции Румынии

Контракт на белорусский комплекс

ВОЕННЫЙ КОСМОС

Совместная ПРО: аргументы за и против

КОСМОДРОМЫ

Космодрому Плесецк - 50 лет

Строительство УСК «Ангара» продолжается

Дальневосточный космодром?

Почтовый блок к 50-летию космодрома Плесецк

СРЕДСТВА ВЫВЕДЕНИЯ

Об «Ангаре» и «Протоне-М»

Новая японская твердотопливная ракета

Взрыв в Мохаве поднимает вопросы безопасности «частного космоса»

«Морской старт» возвращается в строй

Новая верхняя ступень для «Веги»

ВВС реабилитируют программу EELV

ПРЕДПРИЯТИЯ. ОРГАНИЗАЦИИ

Виталий Лопота избран президентом РКК «Энергия»

Бюджет-2008: даёшь Плесецк!

Космическая программа Украины

Использование оптимизационных инструментов для управления производством в аэрокосмической отрасли

БИОЛОГИЯ И МЕДИЦИНА

Валерий Богомолов: «Посылать "туристов" в космос - это не авантюра»

СОВЕЩАНИЯ. КОНФЕРЕНЦИИ. ВЫСТАВКИ

Saturn 5 вновь готов к публичной демонстрации

Новый музей авиации и космонавтики в Москве

СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

Три потерянных ключа. HOTOL английский

Королев и Челомей: сотрудничество и соревнование

ЛЮДИ И СУДЬБЫ

«Подарок» к юбилею

Об «Ангаре» и «Протоне-М»

Автор: Ю. Бахвалов

004.jpgНа вопросы редактора «Новостей космонавтики» И. Афанасьева отвечает первый заместитель генерального конструктора ГКНПЦ имени М.В.Хруничева – начальник КБ «Салют» Ю.О. Бахвалов.

– Юрий Олегович, давайте начнем с «Ангары». Прежде всего интересует состояние работ.

– Как вы знаете, в соответствии с постановлением Правительства РФ о мерах по обеспечению создания космического ракетного комплекса (КРК) «Ангара» от 26 августа 1995 г., Центр Хруничева реализует программу создания ряда экологически чистых РН на базе двух унифицированных ракетных модулей УРМ-1* и УРМ-2**. Семейство ракет-носителей «Ангара» включает в себя носители четырех типов от легкого до тяжелого классов в диапазоне грузоподъемностей от 1.5 т до 30 т на низкой околоземной орбите.

В качестве нижних ступеней РН легкого класса «Ангара-А1.1» и -А1.2 используется один, а носителя тяжелого класса «Ангара-А5» – пять УРМ-1. Рассматривается возможность применения ракеты с тремя модулями. В качестве верхних ступеней на ракетах «Ангара-А1.2» и «Ангара-А5» – УРМ-2 как вторая и третья ступень соответственно.

Пуски всех носителей серии «Ангара» планируется проводить с космодрома Плесецк с использованием наземной инфраструктуры, созданной ранее для РН «Зенит».

Ввод комплекса в строй позволит России запускать КА всех типов со своей территории и обеспечит нашей стране независимый доступ в космос.

Работа по проекту «Ангара» проводится в соответствии с учрежденным графиком, который очень жестко контролируется. Создана межведомственная группа под руководством командующего Космическими войсками, заседания которой проводятся регулярно.

В настоящее время идет автономная отработка агрегатов ракетных модулей и подготовка к стендовым испытаниям изделия. Программа автономных испытаний выполнена на 70%, а по стендовым изделиям – примерно на 40%.

Не далее как вчера [30 июля] в рамках подготовки к огневым испытаниям в НИИ-химмаш (г.Пересвет Сергиев-Посадского района Московской области) для примерки на огневом стенде отправлен модуль УРМ-1. В процессе работы, которая начнется в августе, будут проведены транспортировка, погрузка-выгрузка и установка изделия на огневой стенд. Непосредственно на стенде специалисты НИИхиммаш проведут примерку магистралей связи стендовых систем с изделием.

По окончании работ УРМ-1 будет демонтирован, погружен в вагоны и отправлен на ракетно-космический завод. В это время, с учетом опережающей готовности двигателя РД-0124, мы планируем в феврале 2008 г. поставить в НИИхиммаш УРМ-2 и провести огневые стендовые испытания (ОСИ) последнего. Вслед за этим в Пересвет вернется УРМ-1, оснащенный двигателем, и cостоятся его стендовые испытания.

Что касается систем ракеты-носителя, которые разрабатывают другие предприятия, то главное, естественно, – это двигатель первой ступени РД-191. В июле 2007 г. в НПО «Энергомаш» закончились испытания седьмого стендового ЖРД, они прошли успешно. Надеемся, что облик двигателя уже определен.

005.jpgПо двигателю для УРМ-2: сейчас закончились испытания девятого экземпляра РД-0124А. С учетом того, что двигатель для «Ангары» создается на базе РД-0124, который уже прошел ЛКИ в составе третьей ступени РН «Союз-2-1Б», проблем никаких, по крайней мере принципиальных, не видим. В сентябре будет изготовлен двигатель для «огневой» машины.

Система управления (СУ) разработки НПЦ АП имени Н.А.Пилюгина создается на базе «ядра» СУ ракеты «Зенит». Эта СУ ставится на РН «Протон-М» и будет использоваться на «Ангаре». Имеется очень большой задел, поэтому система разрабатывается с некоторым опережением графика. Сейчас уже проведен первый этап автономной отработки приборов, подготовлен комплексный стенд, в его составе начаты совместные испытания приборов. Ведется разработка программно-математического обеспечения.

Основные проблемы, интересующие всех, связаны с созданием наземного комплекса разработки КБТМ на космодроме Плесецк. На сегодняшний день выпущена документация почти на все системы стартового комплекса (СК), технического комплекса и средств транспортирования. Сейчас активно ведется работа по увязке РН с СК. Я надеюсь, что к сентябрю мы решим эти проблемы, и КБТМ до конца 2007 г. завершит выпуск документации на оставшиеся системы. В этом году на полигоне начинается монтаж технологических систем в сооружениях СК.

В соответствии с графиком мы должны выйти на ЛКИ в 2010 г. Я верю, что график будет выполнен. По крайней мере, нет принципиальных проблем, которые могли бы этому помешать.

– Даже с точки зрения финансирования?

– В 2004 г. вопрос финансирования был решен. На сегодняшний день заключен долгосрочный контракт с Министерством обороны (МО) на создание комплекса. Деньги, которые выделены, обеспечивают начало летных испытаний в 2010 г. У нас нет никаких сомнений в том, что эти деньги будут выделены и мы их освоим, выполнив поставленную задачу.

– А с точки зрения смежников? Я слышал, что вопросы финансирования, в частности НПО «Энергомаш» по заказу двигателя РД-191, стоят очень остро.

– Все вопросы, касающиеся разработки двигателя РД-191, решены. Действительно, затраты на его создание выросли по сравнению с теми прогнозами, которые были на первом этапе. Но при планировании мы всегда учитываем такие вопросы. Сейчас они решены – и все затраты укладываются в общую сумму.

– Какая наработка РД-191 необходима, чтобы сертифицировать двигатель? Успеет ли НПО «Энергомаш» обеспечить эту наработку к началу ЛКИ, особенно с учетом недостаточного финансирования на начальной стадии разработки?

– Есть комплексная программа экспериментальной отработки, которая предусматривает проведение примерно 100 ОСИ на десяти экземплярах двигателя. Этого достаточно для необходимой наработки.

С учетом выделяемого финансирования проведение межведомственных испытаний РД-191 запланировано на 2009 г. Штатный двигатель должен быть готов к поставке на летное изделие к началу 2010 г., и у нас есть некоторый запас по времени.

– Какой носитель из ряда «Ангары» нужен заказчику прежде всего?

– На первом этапе, когда особенно остро ставились задачи независимого доступа в космос с территории России, МО интересовала тяжелая «Ангара-А5». Но сейчас заказчику нужен как тяжелый, так и легкий носитель. Учитывая, что «Ангара-А5» сложное изделие и надежность первого пуска достаточно низка, было принято решение первым пустить легкий носитель.

– Первый пуск будет в конфигурации «Ангара-1.2» или -1.1?

– Основная задача – подготовить СК к пуску тяжелой машины. Поэтому мы будем использовать «Ангару-1.2» в комплектации, максимально приближенной к «Ангаре-5», и вторая ступень РН «Ангара-1.2» будет полностью соответствовать третьей ступени «Ангары-5». Это не совсем оптимальная схема. В дальнейшем мы планируем оптимизировать вторую ступень для «Ангара-1.2».

– Первый пуск будет с «боевой» нагрузкой или с макетом?

– Мы предполагаем, что, по-видимому, с макетом КА.

– Как планируется программа выпуска ракет? Все ли блоки целиком будут делаться в ГКНПЦ или нет?

– Сейчас рассматривается возможность передачи серийного производства УРМ-1 в НПО «Полет», который входит в структуру ГКНПЦ.

– Как обстоят дела с проектом «Байтерек»?

– 22 декабря 2004 г. между РФ и Республикой Казахстан было подписано «Соглашение о создании на космодроме Байконур КРК «Байтерек» с использованием РН «Ангара». Реализация проекта «Байтерек» позволит эффективно использовать потенциальные возможности «Ангары».

На сегодняшний день выполнен и передан казахской стороне технический проект (ТП) по СК. Они его рассмотрели, выдвинули ряд замечаний. Идет процесс согласования ТП. Думаю, во второй половине 2007 г. пройдет защита проекта, после чего будет принято решение о продолжении работ.

– Такая мощная программа, как «Ангара», обычно закладывается с дальним прицелом. Как далеко вы смотрите вперед – на десять, двадцать, пятьдесят лет? В первых презентациях проекта явно наблюдалось желание разработчиков рядом носителей «Ангара» закрыть все ниши по грузоподъемности – от легких до тяжелых РН. Как обстоит дело сейчас?

– Как я уже сказал, с точки зрения МО, востребованы как легкая, так и тяжелая «Ангара». Сегодня не совсем ясны перспективы по «Ангаре-3» среднего класса, но думаю, что к тому моменту, когда изделие начнет летать, появится необходимость и в этом носителе. Я полагаю, что будет востребован весь ряд «Ангары».

– Расскажите, пожалуйста, о перспективах использования водорода.

– ЛКИ тяжелой «Ангары» мы начнем с РБ «Бриз-М», причем в комплектации космической головной части (КГЧ), которая была отработана на «Протоне-М», что резко снижает затраты и повышает надежность комплекса на первом этапе. Конечно, перенося запуски на северный полигон, мы снижаем массу выводимого полезного груза (ПГ), но в принципе такая конфигурация нас устроит до 2015 г. В дальнейшем для обеспечения задач «Ангары» на последующие годы необходимо создание кислородно-водородного разгонного блока (КВРБ). С его внедрением резко повышается энергетика, комплекс становится конкурентоспособным на мировом рынке. Кроме этого, он позволяет запускать сверхтяжелые аппараты и проводить парные пуски. Естественно, что дальнейшая жизнь тяжелой «Ангары» без КВРБ смотрится достаточно ограниченно. Поэтому мы вполне уверены, что будут принятые соответствующие решения и выделено необходимое финансирование.

– То есть сейчас пока работы по «водородному» направлению не идут?

– В Федеральную космическую программу заложены средства на создание кислородно-водородного РБ. В этом году мы начали выпуск эскизного проекта, который, полагаю, закончим в следующем и перейдем к выпуску технической документации. К сожалению, средств, заложенных в ФКП, недостаточно. Поэтому сроки внедрения РБ будут зависеть от выделения финансирования, начиная с 2010–2011 гг.

– Значит, заказчика пока будет устраивать вариант «Ангары-5» с РБ «Бриз-М»? Он из Плесецка обеспечивает приблизительно те же характеристики, что «Протон» с Байконура?

– Естественно, он обеспечивает более низкие характеристики. У нас в ТЗ прописано 2.8 т на геостационарную орбиту (ГСО). КА, которые сегодня создаются, в эту размерность укладываются. Поэтому до перехода к более тяжелым ПГ мы решаем все задачи.

006.jpg– Намечены ли конкретные ПГ для легких и тяжелых вариантов «Ангары»?

– Конечно. Есть целая номенклатура аппаратов. Недавно мы проводили совещание по этому вопросу. Были названы те перспективные КА, которые должны будут запускаться с помощью семейства «Ангара». Вопрос находится под контролем и решается совместно с заказчиком.

– Во время празднования 50-летия Плесецка на космодроме был показан макет пилотируемой «Ангары». Расскажите, пожалуйста, об этом предложении.

– Надо сказать, что выбор средств выведения для пилотируемых пусков связан в первую очередь с задачей, которую надо решать. На сегодняшний день это МКС, которая летает по орбите с наклонением 51°. Естественно, «Ангара» из Плесецка даже теоретически не может быть носителем для пилотируемого корабля, запускаемого к МКС. Такой носитель логично рассматривать на другом космодроме, например на Байконуре. Но для «Байтерека» такая задача сейчас не ставится: проект делался без обеспечения пилотируемых пусков. Если будет решен вопрос с космодромом, тогда можно будет рассматривать и пилотируемый вариант «Ангары».

В проект ракет нашего семейства заложен самый высокий показатель надежности из всех существующих носителей – как у нас, так и за рубежом. РН «Ангара-5» имеет достаточно большой запас по энергетике, что позволило нам сформулировать перспективные предложения по конфигурации для пилотируемых пусков. В частности, возможен даже двухступенчатый вариант, с одновременным запуском двигателей всех пяти блоков на земле, что существенно повышает надежность. Фактически это «Ангара-5» без третьей ступени.

– Рассматривались ли когда-либо более тяжелые варианты, чем «Ангара-5», скажем, с семью блоками?

– Сейчас мы разрабатываем ряд модернизаций «Ангары» для увеличения грузоподъемности тяжелого варианта до 27–28 т. Кроме этого, в качестве перспективы рассматривалась «Ангара», собранная из семи блоков, с грузоподъемностью до 35 т. Но на этом, по-видимому, возможности семейства исчерпываются, поскольку собирать в пакет еще больше блоков уже становится проблемой. Да и стартовый комплекс рассчитан на запуск пятиблочных вариантов.

– Некоторое время назад проходила информация о сверхтяжелом носителе, который предлагал Центр Хруничева, с массой ПГ в 100 т…

– Такие работы проводились, и не только нами, начиная с конца 1970-х годов. Собственно говоря, и РН «Энергия» появилась именно потому, что рассматривался модульный ряд, из него потом получился «Зенит». И мы тоже просматривали различные варианты, но не уходили за те возможности, который предоставляет задел, оставшийся после создания носителей «Энергия» и «Зенит».

– Но «Зенит» ведь не ваша ракета?

– Дело в том, что «Ангара» появилась как развитие комплекса «Зенит». Стояла задача – взять «зенитовский» СК, задел по двигателям и системе управления, созданных в России. Конечно, на базе задела «Зенита» можно было бы собрать связку, которая обеспечит выведение на орбиту ПГ массой 100 т. Тем более что двигатель РД-170 выпускается серийно, есть РД-180, который делается для «Атласа»… Все возможности, чтобы построить сверхтяжелый носитель, есть.

– Перейдем к «Протону». Прежде всего интересует, какие доработки были сделаны в связи с пуском DirecTV-10?

– Напомню, что задача повышения энергомассовых характеристик РН «Протон-М» с РБ «Бриз-М» была поставлена в 1999 г., то есть еще до первого пуска ракеты. Этот план успешно претворяется в жизнь, причем даже с некоторым превышением по цифрам.

На первом этапе было внедрено 16 крупных мероприятий, которые позволили довести массу ПГ, выводимого на ГПО, до 5680 кг, что в пересчете на геостационар составляет 3030 кг. Что мы сделали? По каркасам оптимизировали приборный отсек третьей ступени и внедрили в баке третьей ступени алюминиевый сплав 1201. Совместно с НПЦ АП внедрили систему выключения ЖРД первой и второй ступеней по выработке компонентов.

На РБ «Бриз-М» проведена более глубокая модернизация каркасов: приборного отсека и нижней проставки (применены магниевые сплавы), оптимизирована конструкция как центрального, так и дополнительного топливного бака. Проведена большая модернизация по системам: в СУ переделаны практически все приборы, использованы новые батареи в системе электропитания, переделано передающее устройство в системе телеметрических измерений.

Также мы проводили модернизацию двигательной установки. Для повышения выработки компонентов топлива внедрено совершенно новое капиллярно-сетчатое устройство. Соответственно мы оптимизировали систему запуска ЖРД в невесомости – исключены два внутрибаковых устройства. Была оптимизирована программа выведения, которая позволила сэкономить топливо двигателей стабилизации.

Большая работа проводилась по головному обтекателю (ГО), который выполнен из углепластиковых панелей.

Плановые мероприятия проводились с 1999 по 2004 год и должны были завершиться пятым пуском с выведением на ГПО 5.5 т. Однако уже на четвертом пуске «Протона-М» мы запустили Intelsat 10 массой 5.6 т. После этого пуска все мероприятия введены в штатную конфигурацию.

Что касается второго этапа модернизации, который завершился пуском 7 июля 2007 г. спутника DirecTV-10, то здесь у нас было внедрено 12 крупных мероприятий. Был сделан большой акцент на внедрение углепластика: в хвостовом отсеке второй и третьей ступени, приборном отсеке второй ступени. На ГО внедрены новые углепластики с повышенными прочностными характеристиками.

Модернизация коснулась и других корпусных конструкций: были оптимизированы конструкции баков второй ступени и даже первой ступени! И, конечно, – и это у всех на устах – это форсированный двигатель первой ступени.

– Центр Хруничева сообщает о форсировании до 112%. С какого уровня?

– На «Протоне-К» использовался двигатель номинальной тягой 150 тс. Он позволял форсирование на 4% и дросселирование на 3%. Когда мы перешли к «Протону-М», провели некоторое форсирование – номинальный режим работы двигателя повысился до 7%. То есть верхний предел стал номиналом. При более глубокой модернизации двигателя на нем ввели форсирование еще на 5%, так получилось 12%.

– А стартовая масса РН осталась той же самой?

– Так сказать нельзя. Мы провели множество мероприятий, направленных на снижение массы конструкции. Однако при этом в том числе увеличивали заправку компонентами топлива. На первом этапе это делалось за счет уменьшения объема, выделяемого в баках для газа наддува. На втором – за счет снижения температуры компонентов. Таким образом, мы с одной стороны снижали стартовую массу ракеты, а с другой стороны – повышали.

– Эти мероприятия предполагают, что жизнь «Протона» будет продолжаться? Какие здесь перспективы?

– «Протон» – один из самых надежных носителей как в России, так и в мире. Естественно, что планы его использования на сегодня не имеют временных ограничений. Но мы прекрасно понимаем, что к моменту, когда у нас будет летать тяжелая «Ангара», появятся два тяжелых носителя. Конечно, дальше задачи будут перераспределяться. А с точки зрения коммерческого использования, пока не появится кислородно-водородный РБ на «Ангаре», более высокая экономическая эффективность «Протона» обеспечит его приоритетное использование. После ввода КВРБ «Ангара» станет более экономически эффективной, и поэтому жизнь «Протона», наверное, закончится.

– Возвращаясь к «Ангаре»: использование КВРБ предполагается после 2015 г., но к тому времени все нынешние носители – что американские (Delta IV, Atlas V), что европейские (Ariane 5), что китайские (CZ-5) – тоже будут модернизированы. Они наверняка будут иметь большую грузоподъемность, чем «водородная» «Ангара-5». Вам придется соревноваться с ними, а это будет очень тяжело…

– Я бы так не сказал. У конкурентов тоже много своих проблем. Действительно, есть планы доведения энергетики тяжелых носителей до 12 т на ГПО. После внедрения кислородно-водородного РБ мы сможем выводить на ГПО массу более 8 т. Однако имеющаяся на сегодня самая тяжелая платформа позволяет создавать связные спутники массой до 6.5 т, а перспективная европейская платформа – КА массой до 8 т. Пока мы не видим дальнейших перспектив роста массы КА. Будет ли расти дальше масса КА или она на этом остановится? Ведь идет процесс микроминиатюризации систем. Не могут массы КА расти бесконечно! Где этот предел – пока никто не знает. На сегодняшний день мы полагаем, что после введения КВРБ «Ангара» будет достаточно конкурентоспособна для выполнения одиночных пусков.

– Как решаются вопросы с Казахстаном? Как можно расценивать последние заявления, что надо «разобраться» с «Протоном»?.. Проясните, пожалуйста.

– Мне трудно комментировать заявления казахстанской стороны. Скорее всего, имеет место недопонимание или неправильное толкование тех высказываний, которые делаются. Действительно, с казахстанской стороны были резкие заявления по поводу использования новой трассы 48°, которую мы разработали для пуска DirecTV-10. На самом деле эта трасса более безопасная, чем традиционная, на 51°. К сожалению, в соглашении, которое существует между Россией и Казахстаном, новой трассы не было предусмотрено. Само по себе увеличение количества трасс – это негативный фактор. Собственно, его и отражала в своих заявлениях казахстанская сторона. Сейчас ведется работа по оптимизации количества трасс, предусмотренных для запуска различных КА. Существует немало трасс, которые на сегодня не используются. Я думаю, будет найдено некое компромиссное решение, число трасс будет сокращено, и потенциальная экологическая обстановка в Казахстане улучшена. Полагаю, вопрос будет урегулирован.

Журнал Новости Форум Фото