Поиск  Пользователи  Правила 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Войти
 
Страницы: 1 2 3 След.
RSS
Перегрузки
 
Интересно человек переживёт 225 g в течении 0,07 секунд???? :?:
Иногда мне кажется, что мы черти, штурмующие небеса.
 
Хм-м-м...
Попробую угадать... - Нет, не переживёт.
Глупость наказуема
 
Цитата
Интересно человек переживёт 225 g в течении 0,07 секунд???? :?:
А что тут гадать. Ситуация - человек летящий со скоростью 55 км/ч встречается с асфальтом. Насколько я понимаю это падение без аммортизации (плашмя) с высоты 4-5-го этажа...
:-\
 
Уважаемые, а не поможете уточнить: каковы перегрузки при старте "Союза" и "Шаттла" и при их посадке. И, может кто знает, какими были эти величины на "Аполлонах" и предполагаются на "Орионах"?
Даешь единый российский отряд космонавтов!
 
Насколько я помню предел ударной перегрузки для человека 16 единиц в голом виде и 32 единицы в скафандре и ложементе используемым сейчас на КК "Союз". Когда то книгу такую читал.
Могу ошибаться, но цифры по перегрузкам:
Союз старт до 3 единиц, штатная посадка до 4 единиц,
Аполлон старт около3 единиц, торможение в атмосфере при возвращении с Луны 12 единиц,
Шаттл старт около 2-3 единиц, посадка около 1.5.
 
http://www.ejectionsite.com/stapp.htm - 46,2 "жэ". Кто больше? :)
 
Цитата
Уважаемые, а не поможете уточнить: каковы перегрузки при старте "Союза" и "Шаттла" и при их посадке. И, может кто знает, какими были эти величины на "Аполлонах" и предполагаются на "Орионах"?

ЕМНИП:
Союз - 6 / 5 (старт/посадка)
Шаттл - 3 / 2
Аполло - примерно, как на Союзе, наверное, чуть меньше...
Спасибо не говорю, - уплачено...
 
Цитата
Интересно человек переживёт 225 g в течении 0,07 секунд???? :?:


Помнится много-много лет назад Василий Александрович Ярошевский (он занимался в ЦАГИ проблемами динамики спуска КА в 50-60 годы) во время чтения своего спецкурса в МФТИ упоминал максимальное значение интеграла перегрузки по времени, которое может выдержать человеческий организм как 170. Понятно, что цифра очень приблизительная и усредненная и не учитывает некоторых особенностей и характера перегрузок, но именно ее брали за основу при проектировании "Востока".
 
Спасибо К.А. и Игорю Суслову за ответ.

Кажется, мне приходилось слышать, что из-за использования ТТУ на шаттле там скорость нарастания перегрузок при старте более резкая. Так ли это? И в связи с этим, почему-то запомнилось, что старт на "Союзе" переносится легче, а, вот, посадка - наоборот. Я ошибаюсь?
Даешь единый российский отряд космонавтов!
 
Цитата
Кажется, мне приходилось слышать, что из-за использования ТТУ на шаттле там скорость нарастания перегрузок при старте более резкая. Так ли это?

Не так. Сильная там вибрация, посмотрите видео внутри верхней палубы... амплитуда колебаний шлемов пилотов сантиметра 3-4... Нарастание - обычное, несмотря на переменную тягу SRB.
Спасибо не говорю, - уплачено...
 
насчет Аполлона (при возврате с Луны) - не знаю,
Союз - старт - 3, посадка (управляемая с орбиты) - 3-4 (при суборбитальном полете в 1975 - было до 16-ти),
Space Shuttle - старт до 3-х, посадка - менее 2-х
 
Так... Значит "выстрел" из ядерной катапульты - тоже выдержит. Судя по тому, что я читал, перегрузка во время старта не должна превышать 100G.

Надо будет срочно сваять какой-нибудь антигуманный проект им. Дарта Вейдера.
:twisted:
Моя наглая самореклама:

art-of-blacksmith.ru
 
Можно на обезьянке испытать. Только от Гринписа попадёт.
Иногда мне кажется, что мы черти, штурмующие небеса.
 
при 16g в 1975 капли крови из капиляров наружу вышли. Похоже, что это максимум, что может выдержать человек. По крайней мере, чтобы не стать инвалидом (а участники того неудачного пуска потом в космом летали).
Не стоит такие эксперименты (про 100g) на людях ставить - явно долетит "котлета".
3-4g - это уже не сахар (про 8-9g при баллистическом сходе с орбиты на "Востоках"/"Восходах" лучше и не вспоминать..)
 
В НК проходила информация, что в результате балистического спуска экипаж Союза-18-1 подвергся перегрузке в 21.3 единици.

Вот воспоминание участника событий.

А.Глушко "Новости космонавтики" №6 за 2000г.

ТРЕТИЙ СУБОРБИТАЛЬНЫЙ.

О том, как это было, рассказывает бортинженер корабля Олега Макарова.

_ Предстартовая подготовка прошла спокойно, и даже теплая погода в день старта была хорошим предзнаменованием. Вопреки ожиданию, неприятностей, возникавших перед всеми предыдущими полетами, не было, и все шло даже слишком гладко. Для нас старт был вторым. Мы были значительно спокойнее, чем при первом, и знали, что ожидать и к чему готовиться. Перед стартом и в первые минуты выхода на орбиту экипаж думал только о предстоящей работе на новой и сложной станции, которую он знал не так хорошо, как того хотелось... Хотя до стыковки оставались всего сутки.
Как было принято, во время выведения связь с экипажем поддерживал командир дублирующего экипажа (в данном случае П.Климук), он же следил за прохождением команд. Бортинженер (В.Севастьянов) был в постоянном контакте с телеметристами и стартовиками, чтобы в случае сбоев принять участие в их устранении. Мы слышали голос Климука.
Итак, старт_ Шум_ вибрации_ все штатно, как в прошлый раз. Мы в предвкушении будущих интересных событий ждем выключения второй и запуска третьей ступени. Но_ неожиданно двигатель смолк. Взвыл гудок, машина крутанулась, и по кабине метнулся солнечный зайчик... Вначале мы ничего не поняли. Даже Василий, удивительно правильно устроенный человек, молчал. Да и говорить по делу было нечего. Мы не готовились к такому повороту событий и ничего не могли предпринять, но все же попытались вспомнить, что в такой ситуации надо делать. Правда, так толком и не вспомнили, поскольку ракета управляется автоматикой. Если машина определила, что авария, значит, дальше все просто _ надо спасаться. Затем было тягучее ожидание... Непонятно, почему, но попытки связаться с Землей окончились ничем. При последующем анализе выяснилось, что связь в тот момент работала нормально. Земля хорошо слышала экипаж, и техника корабля была исправна. Это навело на мысль, что была человеческая ошибка, которую не обнаружили, да особо и не искали. Дело было уже сделано.
Мы попытались сообразить, чем все закончится. Обсуждали три возможных варианта: падение в море возле Японии, в Китай и в горы. Потом сообразили, что Японии не будет, там уже ночь, а здесь, как мы видели в иллюминаторы, еще день, значит, корабль упадет ближе. Если бы мы заранее посмотрели на зависимость места падения от секунды аварии, то все стало бы ясно, но мы этого не делали: такого быть не может и не для нас это писано. Как выяснилось позже, П.Климук высчитал вероятное место посадки секунд через 20_30 после аварии и кричал об этом в микрофон, но мы его не слышали. После аварии было около 400 сек невесомости, однако мы все время потратили на выяснение места падения и забыли про неизбежную перегрузку, которая вскоре наступила. Мы не предполагали, что перегрузка будет такой большой. Известно, что человеку становится невыносимо тяжело при 10 g. Первым симптомом этого является уход зрения, и оно стало уходить. Сначала изображение стало черно-белым, потом сужался угол, но зрения окончательно не теряли (хотя могли, о чем узнали только после посадки). Могли потерять сознание, но тоже не теряли (только после приземления были совершенно мокрые). Пока давит, думаешь только о том, что надо сопротивляться, и мы сопротивлялись. Когда же будет очень тяжело _ рекомендовали орать, и мы орали. Все наши действия _ сочетание школы и стресса. Знания _ сила! Они дают приказ мозгу _ и организм работает как по инструкции, плюс его естественное стремление к самосохранению.
Все длилось не больше пяти минут. Перегрузка медленно началась, быстро росла, остановилась на одной величине, а потом стала падать. Мы начали что-то соображать. Первым желанием после спада перегрузки было вздохнуть, так как она не дает дышать. Когда вздохнули, уже сработала парашютная система.
Парашюты раскрылись почти на пределе расчетных перегрузок, что не было нормой, хотя и предвиделось как аварийный ввод парашюта.
Первым делом мы посмотрели в окно, чтобы определить, куда же все-таки шлепнемся. Убедились, что падаем в горы, и стало противно... Я подумал о том, сколь сильна же мать-природа и как хорошо нас жахнуло. Подумалось, какие молодцы те, кто все это предвидел, ведь благодаря им ничего не надо делать, все само собой работает. Удивительное чувство, порой посещающее космонавтов... Это похоже на сказку: ты вернулся с того света с помощью каких-то парней, которые об этом ничего не знают. Это потрясающее ощущение чуда...
Мы вспомнили, что есть несколько возможностей дальнейших отношений с парашютом: не отстреливать, что глупо, так как обычно аппарат потом волочет ветром; отстрелить совсем, тогда аппарат будет сам по себе, а парашют сам по себе; и кто-то еще предусмотрел возможность для отстрела только одной стеньги, так что половина парашюта освободится, а вторая может помочь, зацепившись за что-нибудь и сыграв роль якоря. Остановились на последнем варианте.
Сразу после касания В.Лазарев отстрелил одну стеньгу. Аппарат немного покачался и остановился. Ветер положил парашют на склон, а аппарат, наклонившись, не покатился, а привык и улежался в снегу. После этого мы с удовольствием вылезли наружу и обнаружили, что на улице не +25, как в было Казахстане, а -7 и снег глубиной 1.5 метра. Мы сразу договорились, что раз живы, то не будем больше рисковать, а этот день будем отмечать впредь как второй день рождения. Так было каждый год, пока был жив Василий Лазарев.
Для установления связи с поисковиками нам пришлось залезть в аппарат. Мы слышали их голоса_ нас искали_. Потом мы развели костер. Все делали ползком, так как ходить из-за глубокого снега было невозможно. Но это были приятные хлопоты, как в походе. Огонь был. Ведь В.Лазарев _ сибиряк, он быстро завалил пару сосен, зажег их _ и все было хорошо.
Очень организованно вели себя военные. Они прилетели через полчаса и определили место посадки. Мы с ними постоянно вели переговоры. Сначала они хотели сбросить десантников, но горы были плохие и они решили не создавать себе лишних трудностей. Потом они улетели, а эвакуировать нас смогли только на следующий день.
Первое, что мы спросили, когда вышли с поисковиками на связь, _ где мы находимся? Нам объяснили, что сели мы севернее на столько-то километров от такого-то населенного пункта. Но карты у нас не было, и сообразить, где находимся, мы так и не смогли. Поняли только, что аппарат приземлился в Советском Союзе на Алтае. До границы с Китаем было недалеко, и если бы авария случилась парой десятков секунд позже, то мы приземлились бы именно там.
В программе полета для Василия был предусмотрен какой-то военный, видимо, тривиальный, но совершенно секретный эксперимент (такой, что даже я, бортинженер, о нем ничего не знал). Наверное, он исследовал разрешающую способность глаза с целью разведки с орбиты невооруженным глазом. После посадки, предполагая, что мы могли сесть в Китае, Лазарев сжег какие-то листочки и таблички...
Еще интересный фрагмент тех событий. Авария пришлась на период сотрудничества с американцами (работавшими на недоверии) по ЭПАСу. Они стали кричать, что экипаж погиб. Понимая всю важность ситуации, мы получили указание от руководства сходить в спортзал, где были американцы, чтобы те не особо выступали. И мы играли в футбол и общались с партнерами в объеме своего незнания английского языка.
Как ни странно, никаких последствий на наши организмы перегрузки не оказали. И послеполетное обследование не обнаружило никаких кровоизлияний на спине, хотя на центрифуге они появлялись после 8 g, а увеличивались с ростом перегрузки.
Ранее, во время предстартовой подготовки, место, послужившее причиной аварии, не проверялось. С этой неисправностью летали и раньше, но именно сейчас она проявилась. После того, как на Земле сымитировали ситуацию и разобрались в чем дело, то поняли, что эту неисправность исправить на старте было невозможно. Ее можно было обнаружить только при сборке пакета во время подготовки третьей ступени...
Таким образом, полет космонавтов Василия Лазарева и Олега Макарова на КК Союз-18-1 5 апреля 1975 г. стал первым в нашей стране и третьим в мире пилотируемым полетом по суборбитальной траектории.

PS Макаров после этого полета еще дважды поднимался на орбиту, а Лазарев дублировал в 1980 году Кизима на СоюзеТ-3.
 
http://www.ejectionsite.com/stapp.htm

for 0.6 seconds, Stapp endured 15 Gs

Пиковые нагрузки были побольше, но, конечно, на меньшем времени...
 
Цитата
Все длилось не больше пяти минут.

А я говорю о перегрузке в сотые доли секунд, пусть и 225 g. Проводились ли исследования кратковременных перегрузок, если кто-то знает где можно найти что-нибудь, оставте ссылку. Плиииссс!!
Иногда мне кажется, что мы черти, штурмующие небеса.
 
Понял, всем спасибо.
Понятно, что нештатные полеты прроисходят с существенно большими перегрузками, меня интересовали именно штатные варианты.
Даешь единый российский отряд космонавтов!
 
Кое что о зависимости величины физиологически допустимой перегрузки от времени ее действия можно посмотреть на: http://extreme-studio.kiev.ua/publik/52.shtml
Там же есть и соответствующий график. С уважением, Дмитрий В.
Lingua latina non penis canina
 
Цитата
А я говорю о перегрузке в сотые доли секунд, пусть и 225 g.
Тело движущееся равноускоренно с ускорением 225g за 0.01 секунды пройдет путь примерно 11 см. На этот случай можно и амортизатор под кресло поставить (и ставят) :)
Страницы: 1 2 3 След.
Читают тему (гостей: 1)
Журнал Новости Форум Фото Подписка Рекламодателям Контакты