Поиск  Пользователи  Правила 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти
 
Страницы: 1
RSS
Мельников Михаил Васильевич - 90 лет со дня рождения
 
Почему так мало информации в сети о Мельникове. Ведь в его отделе создали первый рулевой двигатель, первый двигатель замкнутой схемы (11Д33), один из лучших кислородно-керосиновых двигателей для РБ (РД-58 ).
http://rgantd.ru/n_tr.php?link=p_vov
Цитата
В предверии 55-летия Победы Архив подготовил к публикации подборку документов, иллюстрирующих драматические эпизоды нашей военной истории. В нее вошли воспоминания Мельникова М.В. о героическом труде по созданию новой авиационной техники в тылу и Козлова А.В. об участии летчиков в боевых сражениях.

В 1990 г. сотрудники архива записали воспоминания Михаила Васильевича Мельникова о годах его молодости, которые благодаря образности и самобытности языка, позволяют передать для потомков колорит событий тех далеких лет, когда личное тесно переплеталось с общественным.

Приведенные фрагменты воспоминаний М.В. Мельникова касаются эпизодов его трудовой деятельности на заводе 293 (КБ В.Ф. Болховитинова) в 1941-1943 гг.: эвакуации завода в поселок Билимбай, расположенный в 60 км от г. Свердловска, восстановления разрушенного помещения бывшего Строгановского завода для размещения эвакуированного завода 293, начала работы двигателистом-расчетчиком в группе А.М. Исаева, посещения в 1942 г. Уралмаша.

Мельников Михаил Васильевич начал свою трудовую деятельность в КБ В.Ф. Болховитинова, где создавалась авиационная техника. Доктор технических наук. Профессор. Ведущий специалист в области ЖРД (жидкостных реактивных двигателей) и ЭРДУ (электрических ракетных двигательных установок). Ракетные двигатели, созданные под его руководством, обеспечили исследования Луны, Марса, Венеры. Родился Мельников в 1919 г. В 1937 г. поступил в МАИ, окончить который он смог только в 1945 г., с 1940 по 1945 гг. работал на опытном заводе 293 (КБ В.Ф. Болховитинова), с 1945 по 1952 гг. - в НИИ-1, с 1956 г. - заместитель Главного конструктора С.П. Королева. Заслуги Мельникова были не раз отмечены, он был награжден: в 1945 и 1946 гг. - Орденами Трудового Красного Знамени, 1957 г. - Орденом Ленина. В 1960 г. стал Лауреатом Ленинской премии, в 1961 г. ему присвоено звание Герой Социалистического Труда. Умер в 1996 г.

http://space-memorial.narod.ru/desingers/melnikov.htm
Цитата
Герой Социалистического Труда,
Доктор технических наук,
Профессор,
Лауреат Ленинской Премии СССР,
Заместитель Главного конструктора,
Конструктор ракетных двигателей

Михаил Васильевич Мельников родился 21 августа 1919 года..
Мельников Михаил Васильевич начал свою трудовую деятельность в КБ В.Ф. Болховитинова, где создавалась авиационная техника. Доктор технических наук. Профессор. Ведущий специалист в области ЖРД (жидкостных реактивных двигателей) и ЭРДУ (электрических ракетных двигательных установок). Ракетные двигатели, созданные под его руководством, обеспечили исследования Луны, Марса, Венеры. Родился Мельников в 1919 г. В 1937 г. поступил в МАИ, окончить который он смог только в 1945 г., с 1940 по 1945 гг. работал на опытном заводе 293 (КБ В.Ф. Болховитинова), с 1945 по 1952 гг. - в НИИ-1, с 1956 г. - заместитель Главного конструктора С.П. Королева.
Выдающийся Учёный и Конструктор Михаил Васильевич Мельников скончался 7 мая 1996 года.
"Были когда-то и мы рысаками!!!"
 
Спасибо Вам на ссылочку на мой сайт!
Я, делая страничку о Мельникове, как Вы поняли, ссылался на сайт РГАНТД.



Везде, в том числе и на этом сайте о Михаиле Васильевиче написано очень скудно, к сожалению.

И ещё, благодаря Вам я заметил опечатку и исправил.
 
Это Вам большое спасибо за сайт!
"Были когда-то и мы рысаками!!!"
 
http://www.mai.ru/colleges/fac_2/index.php?p=2_5
Цитата
Мельников М.В. "Основы теории ЖРД" Под ред. Е.Л. Березанской. М.: Оборонгиз, 1957;
"Были когда-то и мы рысаками!!!"
 
Афанасьев И.«Водородный клуб»
Цитата
Отсутствие в СССР реального прогресса в таких отраслях, как криогенная техника, материаловедение и некоторые другие, неуверенность бюджетных монополистов в необходимости создания кислородно-водородных ступеней поначалу приводили к отставанию. Разработка отечественных водородных ЖРД получила существенное ускорение лишь после успеха американской ракеты "Атлас-Центавр". В этот момент сотрудники ОКБ-1, руководимого С.П. Королевым, серьезно взялись за проектирование высокоэнергетической третьей ступени для уже летавшего тогда носителя, получившего потом наименование "Союз".

Применив на этой ступени водород вместо штатного керосина, можно было увеличить массу ПР выводимую на низкую околоземную орбиту, более чем на 35-40%. Кроме того, такая ракета могла использоваться для запуска аппаратов на высокоэллиптические и геостационарные орбиты и к планетам. Выигрыш в массе ПР стал бы еще более значителен, нужда в четвертой ступени, которая обычно служила для этих целей в РН "Союз", отпадала.

ЖРД для кислородно-водородной ступени начал разрабатываться в двигательном отделе того же ОКБ-1. Инициатором работ был Мельников. Под его руководством несколько раньше проектировались кислородно-керосиновые двигатели для третьей ступени РН "Восток" и высокоэкономичный ЖРД замкнутой схемы для четвертой ступени РН "Союз" и другие двигатели.

В качестве одной из возможных нагрузок для будущей РН рассматривалась небольшая орбитальная станция. Она создавалась с широким использованием элементов и систем закладывавшегося тогда же корабля "Союз". Но высокоэнергетическая ступень для него не была доведена до стадии летного использования. Сделали лишь наземный стенд для проверки принципов создания кислородно-водородных ЖРД и ступеней, тренировки наземного персонала в обращении с водородным топливом.
"Были когда-то и мы рысаками!!!"
 
Черток Б.Е. "Ракеты и люди"книга четвёртая
Цитата
Наш главный двигателист Михаил Мельников , увлекавшийся в последнее время ядерно-энергетическими проблемами гораздо больше, чем ЖРД , все же находил время следить за работами у Кузнецова.

— Если бы пять лет назад мы имели двигатели, которые сейчас Кузнецов запустил в серию, наша история пошла бы по-другому.

Эту мысль Мельников высказал, присоединившись ко мне и Бушуеву на вечерней прогулке по улице Королева в Москве, когда мы обсуждали приказ Глушко о прекращении работ по H1.

— А где же ты, главный наш двигательный идеолог, был пять лет назад? Почему соглашался с установкой ненадежных двигателей? — возмущался я. — Вы оба с Мишиным были в восторге, что двигатель имеет уникальные параметры, и не подумали о том, что надо требовать и уникальную надежность.
"Были когда-то и мы рысаками!!!"
 
Кашников С.С. ТАЙНОЕ СТАНОВИТСЯ ЯВНЫМ.
Цитата
ГЛАВА VI. ВОСПЛАМЕНИТЕЛИ ДЛЯ РАКЕТНО-КОСМИЧЕСКОЙ ТЕХНИКИ.

6.1.Отработка воспламенителей для космических ракет.

При отработке ракеты, предназначенной для вывода на орбиту (в космос) человека, в двигателе третьей ступени энергосиловой установки была допущена ошибка в системе зажигания топлива. Двигатель проектировали в конструкторском бюро Семена Ариевича Козберга и непосредственно в отделе КБ Королева, возглавляемом Михаилом Васильевичем Мельниковым .
По моему мнению, причина ошибки была в том, что они взяли для воспламенения топлива воспламенитель 8ХП, применяемый в двигателях первой ступени разработки КБ Глушко, а двигатель третьей ступени начинал работать на большой высоте при высоком разрежении воздуха, составляющем сотые доли ртутного столба.
Двигатель уже был готов к проведению стендовых испытаний, а воспламенителя нет. С.П.Королев лично обратился к нашему министру с просьбой о помощи, а эта просьба значила не менее Постановления правительства. В институт приезжают весьма уважаемые мной начальник главка Дмитрий Федотович Тарасенко и его заместитель Василий Романович Горовой. Для отработки воспламенителя создаются две бригады: первая - Н.Н.Иванова и В.П.Ивашков, а вторая - автор этих строк и А.А.Андреев. Одновременно прибывают ответственные сотрудники от Мельникова с краткими техническими требованиями к зажигательным патронам.
"Были когда-то и мы рысаками!!!"
 
Там же:
Цитата
В тесном сотрудничестве с ОКБ Королева и, прежде всего, с отделом ЖРД Михаила Васильевича Мельникова , начавшим работу над блоком «И» (для лунной программы), Козберг в невиданно короткие сроки – девять месяцев - двигатель этот сдает на испытания. Это был первый наш ракетный кислородно-керосиновый двигатель, который должен запускаться не на Земле, и даже не в небе, а выше неба – практически в вакууме. Он предназначался для лунного блока «И», для Гагаринского блока «Е», а позднее, уже в середине 60-х годов, для второй и третьей ступени большой ракеты Владимира Николаевича Челомея УР-500, названной потом Протоном. К сожалению, С.А.Козберг трагически погиб. В конце 1964 г. возвращался из Москвы, в результате автомобильной аварии получил множественные ранения и, несмотря на принятые меры прилетевших московских реаниматоров, 3 января 1965 г. он умер.
Заместитель Козберга, Конопатов, ставший главным, относился ко мне так же хорошо, но обижался, что я отказывался убрать дублирующий патрон с газогенератора. Я предлагал провести исследования, возможно, заменить состав и электровоспламенитель. Через некоторое время такой надежный воспламенитель был сделан по программе создания сверхмощной ракеты Н-1, предназначенной для полета человека на луну и возвращения на землю.
Двигатели к этой ракете разрабатывало конструкторское бюро Николая Дмитриевича Кузнецова, создававшее ранее авиационные двигатели. Первая ступень этой ракеты состояла из двадцати четырех синхронно работающих камер сгорания. Корпус для воспламенителей, их подсоединение к камерам сгорания разрабатывало специализированное КБ в Саратове при агрегатном заводе. Впервые герметизация токопроводящих штырей к электрозапалам была выполнена сваркой стеклом, получилась легкая, надежная конструкция. Со своей стороны, по нашему заданию Ленинградский КБ разработал электрозапал с двумя мостиками накаливания, и в каждый патрон ставилось по два запала, усовершенствована также схема снаряжения. Таким образом, был создан зажигательный патрон под индексом ППЗ-6. Испытания двигателей на стенде прошли успешно, однако летные испытания начались с неудач, и работа по Н-1 была прекращена. Специалисты называют разные причины закрытия программы, и одна из них - это потеря престижа после того, как американцы посетили Луну первыми.
Королев понимал, что проигрывает военную тематику М.К.Янгелю и затем Челомею, поэтому он, наряду с разработкой ракеты Н-1 лунной программы разрабатывает проекты запуска автоматических станций на Марс и Венеру. «Одной из самых увлекательных проблем, волнующих на протяжении веков умы человечества», - писал Королев, – «является проблема полета к другим планетам и далеким мирам вселенной».
Теоретики доказали, что полеты на Луну и к планетам намного упростятся, если не «стрелять» прямо на Луну или на планеты, а сначала вывести космический аппарат на орбиту спутника, а оттуда стартовать к цели. Для этого разрабатывается четвертая ступень ракеты. В.П.Мишин и М.В. Мельников , уверовав в надежность пиропатронов ППЗ-3, проектируют их применение в четвертой ступени ракеты, стартующей с орбиты спутника. Они проектируют зажигательное устройство, в которое входит 6 пиропатронов, помещаемых в текстолитовую трубу парами по два с встречным горением, патроны закрепляются рейками. При одновременном включении высокотемпературная плазма с твердыми частицами по зазору, ограниченному планками, и далее по трубе поступает в камеру сгорания двигателя. Сопло имеет продолжение в виде широкого раструба, к концу которого и крепится зажигательное устройство на трех текстолитовых опорах. Зажигательное устройство через сопло вводится в камеру, а текстолитовые опоры крепятся к концу соплового раструба калиброванными шпильками, которые после зажигания и выхода на режим двигателя разрушаются, и зажигательное устройство выбрасывается из сопла.
Конечно, это недоработанное решение, но времени не было, все было расписано по дням, график связан с оптимальными датами старта к планетам, а эти оптимальные даты повторялись: через 19 месяцев для Венеры, через 25 месяцев для Марса и т.д.
Мы согласились с конструкцией, начали оформлять чертежи и другую документацию и одновременно проводить испытания. Все делалось быстро, а результаты были удовлетворительные. По комплексу же были срывы по графику. Главный контролер графика Хрущев Н.С. был фанатично увлечен Космосом, и каждый положительный успех использовал в политических целях, чтобы показать империалистам «Кузькину мать». Это из военной частушки: «Всем охотникам до драки мы сумеем показать, где у нас зимуют раки, как зовут у Кузьки мать». Все «стояли на ушах».
На полигоне перед стартом - главные конструкторы узлов, министры. И вот пуск, и неудача. Затем второй пуск, и опять неудача. Я был привлечен к разборке на третьем или четвертом неудачном пуске. Опять вечером приходит машина и следует поездка на предприятие С.П.Королева. Совещание проходит под председательством В.П.Мишина. Полный кабинет народа, накурено, люди взволнованы, однако некоторые еще шутят. Заместитель Мельникова М.В. Райков И.И. находился в южном полушарии на одном из отслеживающих пуски кораблей и должен был привезти телеметрическую запись. Последнее сообщение о месте его нахождения было из Кейптауна, это ЮАР. Дальше был рейсовый самолет и следующее сообщение должно было быть из Каира, а сообщения нет, и вот шутка: его наверно съели, как Кука.
Мне сказали, что сигнал на зажигание прошел, а двигатель не включился, то есть, вроде как виноват я. Потом все же пришло сообщение от Райкова, что зажигательного устройства вообще нет, разрыв обеих цепей. Проведенные испытания на вибростенде показали, что при определенных значениях вибрации шпильки опор зажигательного устройства срезаются, то есть, виноват не я, а конструкторы узла крепления.
В дальнейшем мне много раз приходилось быть на комиссиях в качестве потенциального виновника. Говорят, что к этому привыкают. Нет, когда ощущаешь ответственность, привыкнуть к таким комиссиям нельзя, всегда волнуешься.
"Были когда-то и мы рысаками!!!"
 
http://www.ihst.ru/~akm/4t33
Цитата
XXXIII Академические чтения по космонавтике,
посвященные памяти академика С.П.Королёва и других выдающихся отечественных ученых – пионеров освоения космического пространства


К 90-летию со дня рождения Михаила Васильевича Мельникова[/size:038021bedd]

В.М. Мельников
Московский авиационный институт
(государственный технический университет)

Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской премии, доктор технических наук, профессор М.В. Мельников (1919-1996г.г.) – представитель знаменитой плеяды ближайших сподвижников С.П. Королёва - учёных, с именами которых были связаны основные этапы становления и высших достижений космонавтики в нашей стране. С 1952 г. М.В. Мельников работал у С.П. Королёва в ОКБ-1 начальником отдела, а с 1961 г. до конца жизни Сергея Павловича был его заместителем по двигателям. М.В. Мельниковым был сделан и проведен в жизнь ряд основополагающих научно-технических решений и изобретений в области жидкостных ракетных двигателей и космической энергетики.

В 1941-1943 г.г. М.В. Мельников участвовал в разработке и создании первого в мире ракетного самолета БИ-2 конструкции В.Ф. Болховитинова, а в 1943-1944 гг. - в разработках ЖРД многократного действия РД-1 конструкции А.М. Исаева. В 1944г. обосновал возможность создания связанных оболочек в ЖРД. В 1945 г. после реэвакуации завода Михаил Васильевич в должности начальника лаборатории переведен в НИИ-1 и в этом же году был награждён орденом Трудового Красного Знамени. В 1947 г. находился в течение 3-х месяцев в командировке в Австрии. К 1947-1949 гг. впервые обеспечил и получил практически полное сгорание топлива в камере ЖРД и доказал наличие термодинамически равновесного характера процесса истечения в соплах, а в 1950 г. предложил метод анализа потерь и расчёта удельного импульса ЖРД. В 1952 г. Михаил Васильевич приказом министра был переведен в должности начальника отдела из НИИ-1 в НИИ-88, а затем в том же году в ОКБ-1 МОП. Здесь он решил научные, технические и технологические проблемы регенеративного охлаждения кислородно-керосино-вых ЖРД керосином - ключевой проблемы разработки двигателей первой межконтинентальной ракеты Р-7, а также проблемы создания сверхзвукового диффузора для испытаний высотных ЖРД на земле (1958 г.).

К 1960г. осуществлено создание Михаилом Васильевичем и его коллективом первого ЖРД замкнутой схемы, без потерь рабочих компонентов на привод ТНА. В течение 1958-1967 гг. была решена проблема отработки ЖРД на утяжелённых режимах для обеспечения их надёжности с помощью гарантированных запасов работоспособности по параметрам, и в 1963-1986 гг. проблема безотказной эксплуатации ЖРД в полёте (двигатели 11Д33, 11Д58, 11Д58М).

В 1958 г. М.В. Мельниковым совместно с С.А. Косбергом был создан космический ЖРД блока "Е" изделия 11К72. Здесь впервые были решены задачи создания высотного сопла, "горячего" разделения ступеней ракеты в полёте, запуск двигателя в условиях космического вакуума, что позволило решить проблемы первого облёта Луны (системы "Луна-1", "Луна-2", "Луна-3") и первого полёта человека в космическое пространство ("Восток-1", "Восток-2", "Восток-3").

При создании в 1960 г. двигателей 11Д33 (С1.5400) – ЖРД замкнутой схемы для блока "Л" изделия 11К78 коллективом отдела под руководством М.В. Мельникова были решены проблемы запуска кислородного ЖРД на орбите после длительного пребывания в состоянии невесомости и космического вакуума (системы "Молния-1", "Молния-2", "Молния-3"), и старта автоматической межпланетной станции (АМС) с орбиты ИСЗ на трассы полёта к планетам Солнечной системы ("Венера", "Марс").

В 1967 г. под руководством М.В. Мельникова был разработан двигатель 11Д58 многократного запуска и применения для блока "Д" АМС "Венера" и "Марс". Здесь впервые был применён криогенный турбопреднасос на баке окислителя – кислорода и создан насадок сопла ЖРД с радиационным охлаждением. В 1974г. был создан двигатель 11Д58М с практически предельными характеристиками для блока "ДМ" и впервые в мире было достигнуто практически полное использование энергии топлива в ЖРД. Этот двигатель долгие годы являлся непревзойдённым в мире в своем классе, изготавливался заводом РКК "Энергия" и поставлялся на международный рынок.

В 1964-1970гг. впервые в отрасли двигателе- и энергомашиностроения он, как инициатор и руководитель, осуществил комплексную автоматизацию испытаний ЖРД на базе использования ЭВМ для контроля 180 параметров рабочего процесса систем двигателя и осуществления обратной связи, что обеспечило в 10-15 раз рост производительности труда и привело к коренному повышению качества отработки и гарантии высокой надёжности двигателей.

Под руководством М.В.Мельникова была создана в стране мощная кооперация и экспериментальная и производственная база, задействованы крупные научные центры для создания термоэмиссионной ядерно-энергетической установки для полёта на Марс. Разработаны её физико-технические основы, экспериментально отработаны двигательные и энергетические системы, базирующиеся на тугоплавких металлах (ниобий, молибден, вольфрам) в качестве конструкционных материалов, и щелочных металлах (литий, натрий, калий) в качестве высокотемпературных теплоносителей, позволивших вплотную подойти к созданию космических ядерных энергетических установок мощностью порядка нескольких МВт. В последние 10 лет жизни Михаил Васильевич занимался проектом создания термоядерной двигательно-энергетической установки.

С 1962-1965 гг. под руководством М.В. Мельникова начинаются разработки новых типов космических двигателей - электроракетных. В 1962г. по инициативе М.В. Мельникова, Д.Д. Севрука и профессора МАИ А.В. Квасникова в МАИ, а затем и в МВТУ были созданы новые специальности, обеспечивающие подготовку специалистов по этой новой отрасли техники.

С 1945 г. Михаил Васильевич активно участвует в обучении и воспитании студентов (профессор с 1958 г.). Он читает лекции по теории ЖРД в МАИ, МВТУ, ВВИА. Под его руководством за 1955-1984 гг. было подготовлено 90 кандидатов и 8 докторов технических наук.

Чрезвычайно широк был круг научных связей М.В.Мельникова. Президент АН СССР академик А.П.Александров, Президент АН УССР академик Б.Е. Патон, Президент СО АН СССР академик Г.И. Марчук, академики А.М.Прохоров, Г.И. Будкер, Е.П. Велихов и многие другие были непосредственным образом привлечены к разработкам Михаила Васильевича.

Талантливый крупный учёный, увлеченный исследователь, сделавший крупнейший вклад в развитие отечественного ракето- и двигателестроения, далеко вперёд наметивший развитие космической техники и технологий, оставивший после себя многочисленную школу своих учеников и последователей, Михаил Васильевич Мельников надолго останется в нашей памяти
.
"Были когда-то и мы рысаками!!!"
 
http://epizodsspace.airbase.ru/bibl/nk/1999/11/1999-11d.html#51
Цитата
К 80-летию со дня рождения
М.В. МЕЛЬНИКОВА


Ю.Бирюков специально для «Новостей космонавтики»

22 сентября состоялось заседание секции истории авиации и космонавтики Национального комитета РАН по истории науки и техники, посвященное 80-летию со дня рождения выдающегося конструктора Михаила Васильевича Мельникова (1919–1996 гг.).

Заместитель главного конструктора ОКБ-1 – ЦКБЭМ – НПО «Энергия» по двигательным установкам М.В.Мельников вписал ярчайшие страницы в историю создания жидкостных ракетных двигателей. Начав работать в авиационном ОКБ В.Ф.Болховитинова в 1941 г. будучи студентом МАИ, он вместо 5-го курса отправился с разработчиками ракетного перехватчика БИ в эвакуацию на Урал, где обустройство завода началось со спешного строительства. Здесь он привлек внимание ведущего конструктора БИ по двигательной установке А.М.Исаева – тем, в частности, что даже гвозди забивал артистически, с научным подходом и наверняка. Когда Исаев понял, что конструкцию стоявшего на БИ ЖРД Л.С.Душкина можно существенно усовершенствовать, и набрал для этого коллектив энтузиастов, то «правой рукой» у него стал Мельников с его стремлением теоретически обосновывать решение самых сложных практических задач. Что он и сделал в отношении первых исаевских ЖРД РД-1 и РД-1M, плоская многофорсуночная головка которых стала первым принципиальным шагом к современному типу ЖРД. Затем расчеты Мельникова подтвердили реальность плодотворной исаевской идеи о связанных оболочках внутренней и наружной холодной стенок камеры ЖРД. За этот вклад он наряду с Исаевым получил орден Трудового Красного Знамени. Его талант был замечен руководством НИИ ракетной авиации (НИИ-1 МАП, организованное в 1944 г. по указанию И.Сталина на основе РНИИ и ОКБ Болховитинова). Мельникову в 1946 г. было поручено организовать отдел

Кислородно-керосиновый двигатель 11Д58М
перспективных проблем ЖРД, который он
создал на основе выпускников МАИ, прослушавших к этому времени его учебный курс по теории ЖРД, хотя сам он в то время еще не имел диплома. Этот отдел нашел пути к созданию кислородно-керосиновых ЖРД, аналогичных по схеме азотно-кислотным ЖРД Исаева, но гораздо более теплонапряженных. Это было крайне актуально, поскольку спроектированные в двигательных КБ ЖРД для новой ракеты С.П.Королева Р-3 по схеме, идущей от Фау-2, оказались неработоспособными. Выдав ОКБ В.П.Глушко ТЗ на создание ЖРД для межконтинентальной ракеты, теоретически и экспериментально обоснованное исследованиями НИИ-1, Королев проникся к Мельникову особым уважением и добился перевода его коллектива к себе в ОКБ-1. Этот шаг в дальнейшем очень помог Главному конструктору в отношениях с двигателестроителями. Так, когда В.П.Глушко сказал, что необходимые для управления Р-7 качающиеся рулевые ЖРД создать невозможно, их в исключительно короткие сроки разработал Мельников; и не только разработал, но и организовал на экспериментальном заводе 88 полный цикл производства ЖРД C1.11O1. Поначалу совсем небольшой цех изготовления двигателей при постоянной поддержке С.П.Королева и В.П.Мишина вырос в крупный центр двигателестроения, ныне в составе РКК «Энергия», создающий самые совершенные в мире космические кислородные ЖРД.

Когда история повторилась и В.Глушко отказался быстро создать двигатель для третьей ступени РН Р-7, Сергей Павлович уже с полной уверенностью в успехе поручил решить эту проблему Мельникову. Поскольку своя двигателестроительная база в ОКБ-1 еще была слаба, Королев договорился о кооперации в создании и производстве нового ЖРД 8Д714 с С.А.Косбергом. Косберг разработал для этого двигателя совершенный ТНА, а Мельников – прекрасную камеру, легшую в основу всех дальнейших кислородных ЖРД воронежского КБ химавтоматики.

Приоритет Советского Союза в достижении Луны и первом космическом полете человека был обеспечен. За участие в создании Р-7 и РН «Восток» Михаил Васильевич стал Героем Социалистического Труда и лауреатом Ленинской премии.

Еще Циолковский понимал, что идеальной схемой ЖРД будет такая, где подача топлива в камеру двигателя и ее охлаждение будут осуществляться за счет энергии двух основных компонентов топлива, причем отводимое при этом тепло будет возвращаться в камеру сгорания и максимально использоваться для ускорения реактивной струи. Поисками реального осуществления этой идеальной схемы занимались практически все исследователи и конструкторы ЖРД. Но честь впервые воплотить ее на практике выпала М.В.Мельникову в процессе создания ЖРД 11Д33 четвертой ступени – разгонного орбитального блока Л. В 1961 г. он дал королевскому носителю на основе Р-7 новые возможности выхода при старте с опорной орбиты на высокоапогейные и межпланетные траектории (РН «Молния»). Этот двигатель замкнутой схемы стал по существу первым в мире ЖРД современного типа. Через несколько лет эта схема, в обосновании и внедрении которой очень велика была роль ученых НИИ-1, стала общепринятой во всем отечественном, а еще через несколько лет и в мировом двигателестроении. В 1966 г. под руководством Мельникова был создан уникальный ЖРД 11Д58 для ракетного блока «Д» лунного комплекса Н1-Л3, рассчитанный на семикратное включение в ходе экспедиции. Его модификации нашли широкое применение на разгонных блоках Д и ДМ, применяемых в качестве 4-й ступени тяжелой РН «Протон-К» при всех ее многочисленных запусках на стационарную орбиту и межпланетные траектории.

Подробности этой работы и биографии М.В.Мельникова были освещены в докладе историка Ю.В.Бирюкова (Мемориальный музей космонавтики). А доктор технических наук В.Д.Юдицкий – сотрудник основанного Мельниковым двигательного отделения РКК «Энергия», ныне возглавляемого его учеником и преемником Б.А.Соколовым, рассказал о развернутой С.П.Королевым при ведущей роли М.В.Мельникова огромной межотраслевой программе создания мощных космических электрореактивных двигательных и ядерно-энергетических установок.
"Были когда-то и мы рысаками!!!"
 
http://wsyachina.narod.ru/technology/rocket_3.html
Цитата
Термоэмиссионные реакторы-преобразователи, созданные под научным руководством ФЭИ, — крупнейшее достижение российской науки и техники. В 1980-х годах им не было равных. Успех „Топазов“ стимулировал разработку ряда проектов реакторов с термоэмиссионными преобразователями, в частности ядерно-энергетической установки электрической мощностью до 500 кВт на основе реактора с литиевым охлаждением. Его совместно создавали ФЭИ и НПО „Энергия“, где работу возглавлял старейший ракетчик Михаил Васильевич Мельников. Хочу воспользоваться случаем и поделиться, в заключение, впечатлениями о знакомстве с его замечательной лабораторией.

Это было в конце 1950-х годов, когда мы занимались ионным движителем, а он — двигателем третьей ступени, предназначавшимся для ракеты, которой предстояло облететь Луну и совершить посадку на неё. Воспоминания о мельниковской лаборатории свежи и поныне. Она располагалась в Подлипках (ныне г. Королёв), на площадке № 3 ОКБ-1. Огромный цех площадью около 3000 м2, уставленный десятками письменных столов со шлейфными осциллографами, производящими запись на 100-миллиметровой рулонной бумаге (это была ещё прошлая эпоха, сегодня хватило бы одного персонального компьютера). У передней стены цеха — стенд, где монтируется камера сгорания двигателя „лунной“ ракеты. К осциллографам идут тысячи проводов от датчиков скорости газов, давления, температуры и других параметров. День начинается в 9.00 с зажигания двигателя. Он работает несколько минут, затем сразу после остановки бригада механиков первой смены разбирает его, тщательно осматривает и измеряет камеру сгорания. Одновременно анализируются ленты осциллографов и вырабатываются рекомендации по изменениям конструкции. Вторая смена — конструкторы и рабочие мастерских вносят рекомендованные изменения. В третью смену на стенде монтируются новая камера сгорания и система диагностики. Через сутки, ровно в 9.00, — следующий сеанс. И так без выходных недели, месяцы. Более 300 вариантов двигателя за год!

Так создавались двигатели химических ракет, которым предстояло работать всего 20–30 минут. Что же говорить об испытаниях и доработках ядерно-энергетических установок — расчёт был на то, что они должны работать не один год. Это требовало поистине гигантских усилий.
"Были когда-то и мы рысаками!!!"
 
Has anyone seen thrust and specific impulse values for Melnikov's R-7 steering engines? How did S1.1101, S1.2500 and S1.35800 differ? When were they used?
Never send a human to do a machine's job. -- Agent Smith
 
http://www.k204.ru/books/Aviadvigatel.pdf
"Были когда-то и мы рысаками!!!"
 
Цитата
http://www.k204.ru/books/Aviadvigatel.pdf


Thanks. But unfortunately, this pdf file is corrupted and cannot be read.
Never send a human to do a machine's job. -- Agent Smith
 
The S1.35800 had a trust 2.5-3.1 tf. Thats all. :(
"Были когда-то и мы рысаками!!!"
 
http://epizodsspace.no-ip.org/bibl/glushko/izbran-rab-glushko/1/04.html

Цитата

25.05.1966г.
В ПРЕЗИДИУМ АКАДЕМИИ НАУК СССР

М.В.Мельников является одним из ведущих ученых в области ракетного двигателестроения. Им выполнен ряд важных исследований по камерам сгорания ЖРД, например: подтверждение равновесного характера процесса истечения; обоснование общего метода анализа потерь экономичности ЖРД; разработка представлений о рабочем процессе; исследование особенностей охлаждения и создание экспериментальной кислородо-керосиновой камеры с малыми потерями.

Мельников М.В. разработал ряд ЖРД нового назначения:

• источники газовой струи окислительного состава для испытаний теплозащитных материалов головных частей и спускаемых аппаратов;

• рулевые двигатели, использовавшиеся при первых полетах межконтинентальной ракеты Р-7 и при запуске первых искусственных спутников Земли, позволившие перейти к управлению полетом современных ракет с помощью качания камер вместо газоструйных рулей, а также увеличить дальность и эффективность баллистических ракет;

• "высотные" двигатели 8Д714 (совместно с ОКБ-154) и С15400 (по "замкнутой" схеме) для верхней ступени носителей 8К72 и 8К78, с помощью которых осуществлены первые полеты к Луне, полеты космических кораблей типа "Восток" и аппаратов "Луна", "Марс", "Венера", "Зонд", "Молния".Создание двигателя С15400 по "замкнутой" схеме (1960 г.) способствовало ускорению разработки двигателей подобной схемы с большой тягой в других ОКБ.

Интересна ведущаяся разработка нового двигателя 11Д58 для блока "Д" космических систем с экипажем на борту, как двигателя с многократным запуском в космических условиях.

Мельниковым М.В. организованы и развиваются с 1957 г. научные и проектные исследования двигателей нового класса — ядерных электроракетных двигателей (ЯЭРД), которые открывают новые перспективы для межпланетных полетов; обосновано прогрессивное направление разработки ЯЭРД с применением непосредственного преобразования энергии в реакторе — генераторе и литиевых плазменных движителей.

Мельниковым М.В. в 1945-49 гг. поставлено преподавание курса "Теории ЖРД" в МАИ, ВВИА и МВТУ, а в 1957 г. выпущена книга "Основы теории ЖРД".

Таким образом, Мельниковым успешно исследован ряд проблемных задач в создании новых ЖРД и внесен значительный вклад в развитие ракетно-космической техники в нашей стране.

Учитывая изложенное, поддерживаю выдвижение кандидатуры Мельникова М.В. в члены-корреспонденты АН СССР по специальности "энергетика".

Академик ГЛУШКО
Арх № 2016а (150-151)
 
http://www.gazetakoroleva.ru/index.php?arhivyear=2011&month=10&number=2009094&st=105&str_next=0
Цитата
Создатель ракетных двигателей[/size:0197b0100a]



К 90-летию со дня рождения Михаила Мельникова

Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской премии, доктор технических наук, профессор М.В. Мельников (1919—1996) — представитель знаменитой плеяды ближайших сподвижников С.П.Королёва, учёных, с именами которых были связаны основные этапы становления и высших достижений космонавтики в нашей стране. Михаила Васильевича и Сергея Павловича связывали многие годы плодотворной работы. С 1952 года М.В. Мельников работал у С.П.Королёва в ОКБ-1 начальником отдела, а с 1961 года до конца жизни Сергея Павловича был его заместителем по двигателям.
М.В. Мельниковым был сделан и проведён в жизнь ряд основополагающих научно-технических решений и изобретений в области жидкостных ракетных двигателей и космической энергетики.
Михаил Васильевич родился 26 августа 1919 года в Москве в семье фармацевта. В 1937 году он с отличием окончил десятилетку и поступил на самолётостроительный факультет МАИ. К началу Великой Отечественной войны окончил 4-й курс института. Параллельно учёбе подрабатывал репетиторством и чертёжно-конструкторской работой. В начале войны М.В. Мельников был эвакуирован с авиационным заводом в Сибирь (г. Билимбай), где началась тесная работа с В.П. Мишиным, продолжавшаяся до 1974 года. В эвакуации восемь раз пытался уйти на фронт, но наталкивался на запрет руководства.
В 1941—1943 годах М.В. Мельников участвовал в разработке и создании первого в мире ракетного самолёта БИ-2 конструкции В.Ф. Болховитинова. В это время он освоил не изучавшуюся тогда в институте теорию ЖРД под руководством В.П.Глушко, находившегося в сибирской тюрьме. В 1943—1944 годах М.В. Мельников участвовал в разработках ЖРД многократного действия РД-1 конструкции А.М. Исаева. В 1944 году обосновал возможность создания связанных оболочек в ЖРД. В 1945 году после реэвакуации завода Михаил Васильевич в должности начальника лаборатории переведён в НИИ-1. В 1947 году находился в течение трёх месяцев в командировке в Австрии. К 1949 году Мельников доказал наличие термодинамически равновесного характера процесса истечения в соплах, а в 1950 году предложил метод анализа потерь и расчёта удельного импульса ЖРД. В начале 50-х годов Михаил Васильевич настаивал и после жёсткой борьбы осуществил переход от спиртово-кислородных топлив на керосин-кислородные, что имело целый ряд технических преимуществ. М.В. Мельников являлся инициатором, участником и руководителем разработки и создания принципиально новых кислородно-керосиновых ЖРД.
В 1952 году Михаил Васильевич приказом министра был переведён из НИИ-1 в НИИ-88, а затем в том же году — в ОКБ-1. Здесь он решил научные, технические и технологические проблемы регенеративного охлаждения кислородно-керосиновых ЖРД керосином, ключевой проблемы разработки двигателей первой межконтинентальной ракеты Р-7, а также проблемы создания сверхзвукового диффузора для испытаний высотных ЖРД на земле.
К 1960 году Михаил Васильевич и его коллектив создали первый ЖРД замкнутой схемы без потерь рабочих компонентов на привод турбонасосного агрегата (ТНА). Было открыто новое направление разработки современных ЖРД — двигателей замкнутой схемы. В течение 1958—1967 годов была решена проблема отработки ЖРД на утяжелённых режимах для обеспечения их надёжности с помощью гарантированных запасов работоспособности по параметрам, а в 1963—1986 годах — проблема безотказной эксплуатации ЖРД в полёте (двигатели 11Д33, 11Д58, 11Д58М).
К научно-техническим достижениям Михаила Васильевича следует отнести его разработки в 1952—1958 годах рулевых, управляющих ЖРД С1.1101 и С1.2500 изделия 11К71. Здесь были решены проблемы создания органов управления первой МБР и ракетоносителя Р-7, обеспечения прецизионной точности стрельбы Р-7 по дальности и выведения искусственного спутника Земли (ИСЗ) на заданную орбиту.
В 1958 году М.В. Мельников совместно с С.А. Косбергом создали космический ЖРД блока «Е» изделия 11К72. Здесь впервые были решены задачи создания высотного сопла, «горячего» разделения ступеней ракеты в полёте, запуск двигателя в условиях космического вакуума, что позволило совершить первый облёт Луны (системы «Луна-1», «Луна-2», «Луна-3») и первый полёт человека в космическое пространство («Восток-1», «Восток-2», «Восток-3»).
При создании в 1960 году двигателей 11Д33 — ЖРД замкнутой схемы для блока «Л» изделия 11К78 — коллективом отдела под руководством М.В. Мельникова были решены проблемы запуска кислородного ЖРД на орбите после длительного пребывания в состоянии невесомости и космического вакуума (системы «Молния-1», «Молния-2», «Молния-3») и старта автоматической межпланетной станции (АМС) с орбиты ИСЗ на трассы полёта к планетам Солнечной системы («Венера», «Марс»).
В 1967 году под руководством М.В. Мельникова был разработан двигатель 11Д58 многократного запуска и применения для блока «Д» АМС «Венера» и «Марс». Здесь впервые применили криогенный турбопреднасос на баке окислителя — кислорода и создали насадок сопла ЖРД с радиационным охлаждением. В 1974 году появился двигатель 11Д58М с практически предельными характеристиками для блока «ДМ», и впервые в мире было достигнуто практически полное использование энергии топлива в ЖРД. Этот двигатель до настоящего времени является непревзойдённым в мире в своём классе, изготавливается на РКК «Энергия» и поставляется на международный рынок.
Много сделал Михаил Васильевич для расширения экспериментальной базы по испытаниям двигателей, а впоследствии и новейших энергетических установок. Совместно с И.О.Райковым и Б.А.Соколовым он создавал стенды ЖРД экспериментальной базы НИИТП МОМ в 1945—1952 годах, экспериментально-испытательной станции ЖРД ГКБ РКК «Энергия» в 1953—1970 годах с прецизионным измерением тяги в вакууме и расходов компонентов топлива.
В 1964—1970 годах впервые в энергомашиностроении он, как инициатор и руководитель, осуществил комплексную автоматизацию испытаний ЖРД на базе использования ЭВМ для контроля 180 параметров рабочего процесса систем двигателя и осуществления обратной связи, что обеспечило рост производительности труда в 10—15 раз и привело к существенному повышению качества отработки и гарантии высокой надёжности двигателей.
По инициативе М.В.Мельникова в Уральском электрохимическом комбинате было начато создание электрохимических генераторов на основе водород-кислородных топливных элементов «Волна» для разрабатывавшейся С.П.Королёвым пилотируемой лунной экспедиции, и «Фотон» — для многоразового транспортного корабля «Буран».
Под руководством М.В.Мельникова в стране зародилась мощная кооперация и экспериментальная и производственная база, задействованы крупные научные центры для создания термоэмиссионной ядерно-энергетической установки для полёта на Марс. Разработаны её физико-технические основы, экспериментально отработаны двигательные и энергетические системы, базирующиеся на тугоплавких металлах (ниобий, молибден, вольфрам) в качестве конструкционных материалов, и щёлочных металлах (литий, натрий, калий) в качестве высокотемпературных теплоносителей, позволивших вплотную подойти к созданию космических ядерных энергетических установок мощностью порядка нескольких МВт.
С начала 60-х годов и особенно интенсивно в последние 10 лет жизни Михаил Васильевич занимался проектом термоядерной двигательно-энергетической установки, сфокусировав в ней весь свой богатый опыт и последние достижения науки и техники.
С 1962 по 1965 год под руководством М.В.Мельникова начинаются разработки новых типов космических двигателей — электроракетных. Это позволяло ценой снижения абсолютной величины тяги на порядок поднять экономичность и удельную тягу. Разработки таких двигателей и ядерной энергетики для их электроэнергоснабжения проводились Михаилом Васильевичем в НПО «Энергия» и на ряде смежных предприятий, обеспечивающих эти разработки. В 1962 году по инициативе М.В.Мельникова, Д.Д.Севрука и профессора А.В.Квасникова в МАИ, а затем и в МВТУ началась подготовка специалистов для этой новой отрасли техники.
С 1945 года Михаил Васильевич активно учавствует в обучении и воспитании студентов (он профессор с 1958 года). Мельников читает лекции по теории ЖРД в МАИ, МВТУ, ВВИА. Является автором первого учебника по теории ЖРД, активно способствовал развитию учебного процесса и научных исследований, созданию экспериментальной базы вузовских лабораторий. Особенно это относилось к разработкам новейших отраслей техники — электроракетным двигателям и ядерным энергетическим установкам. М.В.Мельников активно проводил эту тематику в жизнь. Под его руководством за 1955—1984 годы было подготовлено 90 кандидатов и 8 докторов технических наук.
Большое влияние оказал М.В.Мельников на технологическое и материаловедческое обеспечение новейших технических разработок. Это технологии производства изделий из вольфрама, ниобия, ванадия, получение крупных монокристаллов для эмиттерных узлов электрогенерирующих термоэмиссионных элементов, технологические установки для обработки и анализа материалов, изготовления многослойных металлокерамических оболочек высокой теплопроводности для коллекторных узлов и др. Создание термоэмиссионной ядерной энергоустановки (ЯЭУ) большой мощности не было завершено. Но созданный М.В.Мельниковым научно-технический и технологический задел позволил Г.М.Грязнову в ОКБ «Красная Звезда» создать термоэмиссионную ЯЭУ «Топаз-1» мощностью в 6—10 кВт и испытать её в 1988 году в космосе, а НПО «Луч» совместно с РНЦ «Курчатовский институт» создать аналогичную ЯЭУ «Топаз-2».
Чрезвычайно широк был круг научных связей М.В.Мельникова. Президент АН СССР академик А.П.Александров, Президент АН УССР академик Б.Е. Патон, Президент СО АН СССР академик Г.И.Марчук, академики А.М.Прохоров, Г.И.Будкер, Е.П.Велихов и многие другие были непосредственным образом привлечены к разработкам Михаила Васильевича.
За выдающийся вклад в развитие космической техники М.В.Мельников был награждён многими орденами и медалями, в том числе медалью «За оборону Москвы», медалью «За доблестный труд и отвагу в Великой Отечественной войне», двумя орденами Трудового Красного Знамени (1945 г., 1956 г.), орденом Ленина (1957 г., за первый спутник), орденом Ленина и золотой медалью Героя Социали-стического Труда (1961 г., за полёт Ю.А.Гагарина). Он — лауреат Ленинской премии (1960 г.).
В своих разработках и научных исследованиях М.В.Мельников нередко значительно опережал своё время. Создаваемый им научно-технический задел обеспечивал последующее развитие передовой техники. Своим талантом учёного, конструктора и организатора он оказал решающее влияние на развитие отечественного ракетного двигателестроения и космической энергетики.
Талантливый учёный, порой мечтатель, увлечённый исследователь, далеко вперёд наметивший развитие космической техники и технологий, оставивший после себя многочисленную школу своих учеников и последователей, Михаил Васильевич Мельников надолго останется в нашей памяти.

Виталий МЕЛЬНИКОВ,
доктор технических наук, профессор МАИ[/size:0197b0100a]
"Были когда-то и мы рысаками!!!"
Страницы: 1
Читают тему (гостей: 1)
Журнал Новости Форум Фото Подписка Рекламодателям Контакты